Главная | Регистрация | Вход
Приветствую Вас Гость
             
Shane Lynch из Boyzone: ‘Музыкальная индустрия сатанинская’
Шейн Линч из Бойзон рассказывает о демонмческом, освобождении и возвращении к Свету
Шейн Линч придумал слово для своих лет, когда он был плохим мальчиком: “Shaneanigans”. Певец Boyzone провёл большую часть своих 20-ти лет – между концертами и раздачей автографов - бухая, матерясь и ввязываясь в драки. В конце концов, это были 90-е.

Примерно в то же время он также увлёкся оккультизмом, свидетельства чего до сих пор видны в татуировках на его коже. Этот период времени “против Бога, против Христа” стал проблемой, когда Линч позже стал христианином, поэтому он добавил больше чернил, чтобы изменить их смысл. 47-летний музыкант рассказывает, что, хотя слава имеет много преимуществ, находиться на сцене перед 20 000 кричащих фанатов временами было исключительно одиноко. Он часто скучал по домашнему ритму и рутине.

Линч вырос в католической семье в пригороде Дублина Донагмеде. Он был одним братом из шести сестёр и единственным мальчиком; несколько его сестёр впоследствии образовали женскую группу B*Witched. Дислексия Линча, которая долгие годы оставалась недиагностированной, делала успехи в учёбе невозможными, и он говорит мне, что списывал в школе. Теперь он рассматривает нейроразнообразие как преимущество, но потребовалось много времени, чтобы признать, что у него есть “набор навыков, выходящий за рамки классной комнаты”.

Будучи подростком, Линч вложил всю свою энергию в лёгкую атлетику и гонки на BMX: две вещи, которые были для него естественными. В какой–то момент казалось, что он собирается последовать примеру своего отца и заняться бизнесом автомеханика - пока друг не пригласил его создать группу: “Это будет что-то вроде бойзбэнда. Ты слышал о Take That?”

Так началась охота в стиле X Factor - с новым менеджером Луисом Уолшем – за другими участниками Boyzone: Ронаном Китингом, Стивеном Гейтли, Китом Даффи и Майки Грэмом. “Мальчики”, как называет их Линч, в дальнейшем выпустили шесть синглов, ставшими номер один в Великобритании и пять альбомов, ставшими номер один.

Boyzone распались в 1999 году после того, как личные разногласия вбили клин между пятеркой – “реально, всё, что нам было нужно в то время, - это перерыв”, - говорит Линч. Они перегруппировались в 2007 году, но два года спустя произошла трагедия, когда Стивен Гейтли заболел отёком лёгких и умер. Линч ранее рассказывал о том, как больно было потерять своего близкого друга.

В день нашего интервью Линч опоздал на 45 минут не из-за чувства собственной важности или знаменитости (он по меньшей мере трижды извинялся за то, что заставил меня ждать), но я не могу не задаться вопросом, имеет ли его поездка в Кэмден, а не на Кэннон-стрит, какое-то отношение к дислексии, которая делает жизнь намного менее простой для стольких людей. Однако Линч предпочитает рассматривать эту проблему через призму духовной атаки: “Враг пытался отнять что-то великое ...Это было такое сражение, чтобы попасть сюда”. Теперь, когда он родился свыше, он видит большинство вещей в этих терминах. С тем же упоением, с каким он жил до Христа, Линч всецело увлечён своей верой. Ходят слухи, что он больше не слушает светскую музыку и говорит, что теперь каждый день посвящён “Христу”.

Во время нашего совместного часа мы затрагиваем целый ряд тем – от его детства до лет, проведённых в Boyzone; от его взглядов на музыкальную индустрию до его участия в реалити-шоу, – но Линч становится наиболее оживлённым, когда мы говорим об Иисусе. Он был христианином в течение 23 лет, но говорит, что в последнее время его жажда Бога возросла. Он ничего так не хочет, как использовать свою сцену для того, чтобы донести до людей Евангелие (хотя и не проповедническим способом). Единственная проблема в том, что четыре месяца назад он поклялся отказаться от всего, что связано с шоу–бизнесом - “для меня это были все интервью, все телешоу, вся музыка”. И всё же он здесь, разговаривает со мной, журналистом, и готовится к предстоящему документальному фильму от Sky о своём пребывании в Boyzone. У меня сложилось впечатление, что Линч проводит много времени, спрашивая Бога, на правильном ли он пути, и ощущая притяжение различных приоритетов. Потому что, в конечном счёте, если отбросить славу и богатство, Шейн - просто человек, пытающийся понять Божьи цели для своей жизни.


Назови некоторые выдающиеся моменты из твоего пребывания в Boyzone?

Само время там было невероятным и, если честно, продолжает им оставаться до сих пор. Я 30 лет в музыкальной индустрии, и это никогда не покидало меня, я до такой степени был там, что до сих пор хожу по улице [и меня замечают]. Вы не можете просто выключить кран и сказать: “Ладно, я ухожу. Я больше этим не занимаюсь”.

Я помню Майкла Джексона, сидевшего в первом ряду на концерте Boyzone. Он приехал в Дублин [повидаться с нами], потому что купил права на музыку Bee Gees, и мы сделали кавер на [их песню ‘Words’]. Он пришёл посмотреть, кто платит им все гонорары. Исполнение "Words" с Bee Gees по телевизору [также было изюминкой], пение с Паваротти…ну, знаете, ‘великие люди’ музыкального мира. Я делил с ними сцену!

90-е были таким прекрасным временем в музыке. Такая невинность...Это не было сексуализировано так, как сегодня в музыкальной индустрии. От Spice Girls до Boyzone, чтобы перенести это в Westlife...Это было великолепное время в музыке. Оглядываясь назад, можно сказать, что это время было умопомрачительным. От Ближнего Востока до Дальнего Востока и Австралии... по всему миру мы расправляли крылья в течение семи лет или около того.

В прошлом ты говорил о некоторых трудных этапах этого времени. Ты начал пить, ругаться на камеру и драться с Пафф Дэдди, и всё такое…

Шаниганз. [смеётся]

Это можно назвать одним словом. Что привело к такому поведению? [Музыкальная] индустрия разрушительна – позвольте мне обратиться с этим прямо к Богу и духовному миру. У нас есть Святой Дух, который направляет нас и защищает во имя Христа, но демоническая сторона музыкальной индустрии тоже очень реальна. Вот как я пришел к Богу: через понимание демонической стороны.

Мне, конечно, было интересно быть таинственным; это придавало мне характер, придавало мне некую субстанцию, за которую я мог держаться. Почему я изобразил себя таким образом, я не знаю – возможно, я пытался что-то доказать. Но это заинтриговало меня, тёмная сторона мира. Спиритические сеансы, доски для спиритических сеансов, гадание на картах Таро - все эти духовные штучки по-настоящему захватили меня. Всё это появилось во время презентации нашего самого первого альбома; это была вечеринка в честь Хэллоуина в большом особняке, но это было супер демонически. Мы были просто маленькими детьми, [и мы думали]: это немного забавно. Там собрались звукозаписывающие компании и журналисты, и мы начинаем. Не вся музыка плоха, но большая её часть [предназначена] для того, чтобы на 100 процентов увести вас от Христа.

Ты имеешь в виду тексты песен или крупных игроков в индустрии?

Обе вещи. Тексты и крупные игроки. Я бывал в комнатах – на самом верху рейтинга, – где над альбомами демонически молятся. На музыку демонически молятся, и она выходит на радиостанции, к публике. Когда вы видите это, это пугает.

Что ты подразумеваешь под “демонической молитвой”?

Ритуалы, церемонии - всё, что дает свет дьяволу, сатане. Это сатанинская музыкальная индустрия.

Ты имеешь в виду фигурально или буквально?

Буквально. Да.

Можешь ли ты рассказать, что это были за альбомы? Это были ваши альбомы?

Нет, это были не альбомы Boyzone, так что именно это я имею в виду, говоря, что не вся музыка [такая].

Если вы посмотрите на то, что представляет собой индустрия сегодня: ваши Sam Smiths, ваши Dojo Cats, ваши Beyoncés, они настолько демонические, что это невероятно. И это перед нами. Мы вроде как говорим: “О, это просто музыка”. Но на самом деле это не так. Это абсолютный захват мира, захват наших детей и захват всего остального.

Ты говоришь о посланиях, которые содержатся в этих песнях?

Да, послания и прославление сатаны. Это то, что они делают, они прославляют сатану.

В автобиографии ты рассказываешь о демонической активности в своей собственной жизни – о том, что ты заперт в своём теле и бесы дышали тебе в ухо, левитирующие кровати...довольно много всего. Что сказать людям, которые не верят в эти вещи?

Я бы сказал, что дьявол отлично справляется с тем, чтобы отвлечь вас, и Голливуд тоже отлично справляется с этим. Потому что именно для этого он и существует: заставить вас думать, что всё это чепуха. И если вы думаете, что всё это чепуха, тогда дьявол смеётся. Это очень реально. Если вы христианин и понимаете Библию, в Библии говорится о бесах, это означает, что это реально. Просто потому, что вы никогда этого не видели – и я бы хотел, чтобы вы никогда этого не видели, – вы всё равно должны понимать, что это библейское.

К счастью для меня, именно так я обрёл Бога. Я так хорошо знал тьму, я знал, что [бесы] реальны, я общался с ними, а это значит: если они реальны, то наверняка реален и Бог. И вот как я выбрался оттуда, где был.

Давай поговорим об этом. Как ты прошёл путь от вовлечения в тёмную сторону до того, чтобы затем стать христианином?

Этот путь был похож на моего очень хорошего друга, Бена Офоеду. Я знаю его с середины 90-х. В то время он играл в нескольких разных группах.

Его знание Библии было невероятным, и он просто приводил для меня притчи и описывал сценарии моей жизни. Чем больше я слушал его, тем больше меня тянуло к свету, ко Христу…И чем больше я вникал в это, тем больше начинал вносить изменений. Я вернулся в церковь – католическую церковь – и просто сел сзади в одиночестве. Что меня поразило, так это то, что она не была пустой, она была полна семей. Я провёл час, наблюдая за людьми, за тем, почему они были там и что они получали от этого. Вот что меня заинтриговало.

Я начал посещать занятия по изучению Библии по средам [в церкви The Tab в Лондоне]. У меня не хватило смелости войти в царство воскресной церкви, но мой разум был потрясён. То, что я получал, то, что я слышал, то, что я получал от слова, было настолько невероятным. Но я скажу, что демонические атаки в то время были массированными.

Можешь ли ты привести нам несколько примеров того, что происходило?

Я думаю, что притяжение между двумя [духовными сферами] стало реальным, и переживаний стало больше, и сроки переживаний изменились. Я знаю, что для многих людей это довольно мрачно: “что подразумевается под переживаниями?” Я имею в виду духов визуально в моей комнате. И мучения, и истязание, душевное раздражение – стук зубов, когда они разговаривают в аду, если вы хотите это так назвать, – это очень реально. Для меня это стало настоящей духовной битвой. К счастью, я знал, что есть правильно, и я знал, что у меня есть более сильный путь во Христе. Хотя я ещё не был рождён свыше, я знал, что мне нужно пройти этот путь.

Был ли для тебя чёткий момент, когда ты отдал свою жизнь Христу, и всё изменилось?

Дело не в том, что что-то изменилось, а в том, что ты должен измениться. Я думаю, что это сбивает с толку многих людей. Они думают, что происходит переключение [когда ты становишься христианином]: теперь я другой. Нет. Это твоё начало, это твоё путешествие, это твоё рождение, вот как ты собираешься делать шаги, чтобы быть правильным, быть лучше, быть более похожим на Христа. Конечно, ты всё ещё остаёшься самим собой, но теперь то, что есть у тебя внутри – способность меняться, – совсем другое. На вашей стороне Христос, на вашей стороне Святой Дух, так что вам просто нужно начать настраиваться на это. Мы все принимаем такие решения, понимаете?

Это так прекрасно, когда ты рождаешься заново. Это действительно так. Осознание того, что в жизни есть что-то ещё. Недавно я как бы ходил на цыпочках по своему пути жизни – ну, знаете, 23 года Бога – сколько из этого я использовал? Сколько я отдал своего времени Богу, чтобы построить свои отношения [с Ним]? Мне стыдно за себя, потому что я отдал недостаточно, и это абсолютно моя вина. Я знаю Христа, и у меня есть власть узнать Его больше, но я недостаточно для этого делаю. Я изменил это за последний год или около того. Но не за тот 20-летний период. Я недостаточно практиковался. Я недостаточно привнёс Слова Божьего.

Когда ты стал христианином, обнаружили ли ты, что демонические штучки прекратились в одночасье?

Нет. Это всё ещё не прекратилось. Всё ещё идёт битва. Я всё ещё живу в этом мире, я всё ещё на этой земле, и на этой земле много зла. Я просто должен оставаться во Христе, и чем больше я остаюсь во Христе, тем больше я могу быть сильнее против начальств и сил, которые выступают против нас.

Я разговаривала со многими людьми, которые стали христианами и нуждались в служении освобождения, чтобы двигаться вперёд. Было ли так с тобой?

Путь каждого человека индивидуален. Я бы не сказал, что я был избавлен с точки зрения сценария одержимости, но моё избавление состояло в том, что я был исполнен Святым Духом и заговорил на языках. В этом моя сила. По мере того, как я продолжаю пребывать в Слове и со Христом, я просто осознаю тёмную сторону всего, и именно [благодаря] осознанию я могу видеть [способ] маневрировать. Битва будет всегда. Сам Христос был доведён до точки, когда Ему пришлось сделать выбор. И если дьявол мог прийти и поболтать с Христом, он определённо придёт и поболтает с нами. Мы вовсе не избавлены от этого.

Чтобы услышать полное интервью, слушайте на Premier Christian Radio или на подкасте "Профиль".

Интервью провела Megan Cornwell


Категория: Разное | Просмотров: 484 | Добавил: Sergey | Рейтинг: 5.0/2 | | Premier Christianity |
Всего комментариев: 0
Похожие материалы: Новые материалы:
Теги: свидетельство, интервью, музыка, бесы
         
     
Книги [2419]
Видео [981]
Аудио [333]
Статьи [2605]
Разное [647]
Библия [310]
Израиль [301]
Новости [578]
История [721]
Картинки [383]
MorningStar [1241]
Популярное [200]
Пророчества [1156]
Пробуждение [398]
Прославление [900]
Миссионерство [326]
It's Supernatural! [757]
Сколько материалов в день лучше всего?
Всего ответов: 47
500

Онлайн всего: 7
Гостей: 6
Пользователей: 1
rudenko197112433


Top.Mail.Ru

Copyright ИЗЛИЯНИЕ.ru © 2008 - 2024