Главная | Регистрация | Вход
Приветствую Вас Гость
"Иисус и околосмертное переживание". Продолжение: Терпеливый дирижёр. Чествование нас. Отвечая на любовь любовью.
Терпеливый Дирижёр

В последнее время я стал относиться к Богу как к терпеливому дирижёру. В частности, я пережил трансцендентный сон о Боге через неделю после того, как начал писать эту главу. Сон перенёс меня в то время, когда я играл на эуфониуме (разновидность медного баритона) в школьном оркестре. Преподаватель оркестра был довольно нетерпелив. Он кричал на учеников всякий раз, когда они совершали ошибки. Его гнев усиливался, когда ученик повторял ошибки. Было неприятно смотреть, как он топает ногами и швыряет дирижерскую палочку, как ребёнок в истерике. Время от времени я принимал на себя основную порцию его гнева, когда сбивался со счёта. И вот, мне приснилось, что я вернулся в свою старую школьную музыкальную комнату, оказавшись в плотных рядах моих товарищей по группе. Обстановка в целом выглядела так, как я её помнил, за исключением того, что нетерпеливый директор группы был заменён незнакомцем. Новый преподаватель был пожилым джентльменом, который держался уверенно. Он взмахнул палочкой, сигнализируя вступление композиции, и я начал играть.

 В моём сознании телепатически возникали ноты и их размеры. Я заметил, что музыка удивительно легко играется. Целые и дробные ноты появлялись в моём сознании в 4/4 размере. Несмотря на простоту музыкальной структуры, я допустил несколько ошибок, играя первый такт. Руководитель оркестра остановил музыку, спокойно объяснил мне, как сыграть без ошибок, и начал отсчёт снова. Я опять всё испортил. «Это невероятно!» — подумал я в отчаянии.

«Почему я не могу не сыграть эту лёгкую мелодию?» Удивительно, но дирижёр не разделил моего разочарования или нетерпения. Он просто снова остановил музыку и внёс коррективы, действуя уравновешенно и спокойно. Он не кричал и не унижал меня. Он даже не бросил на меня раздражённого взгляда. Он был абсолютно терпелив. В конце концов, я сыграл первый такт правильно и мы перешли к следующему. Как можно догадаться, я запутался и здесь. Но через какое-то время, я начал правильно воспроизводить ноты. Как только я обрёл уверенность, ноты изменились. Музыка становилась всё сложнее. Я спросил руководителя: «Таков ли ритм: Там..там…там.там.там?» «Да, — ответил он». Потом я начал играть композицию в новом темпе. Как и прежде, я здорово испортил первый такт и должен был всё повторить. Репетиция продолжалась бесконечно.

Проснувшись в изумлении, я чувствовал, что испытал на себе, из первых рук, неосуждающее терпение Бога. Я взволнованно размышлял о содержании моего сна, связывая его с моей духовной жизнью. Что касается моего первого озарения, то я понял, почему с таким трудом играл простую мелодию. Я был духовным новичком, учеником, изучающим основы любви. Это объясняло, почему я застрял на такой духовно простой местности, как земля. Хотя это и было унизительно, мой статус новичка-стажёра не очень беспокоил меня, потому что музыка продолжалась вечно. Этот дирижёр не переставал наставлять меня. Не имело значения, сколько раз я всё портил. Терпеливо учась, я знал, что когда-нибудь стану опытным музыкантом. Я был совершенен в своем несовершенстве. Что касается моего второго озарения, я заметил, что другие участники группы, казалось, не обращали внимания на остановки. Было удивительно, почему их не расстраивает моя неспособность быстро учиться. Затем ответ материализовался в моей голове. Товарищей по группе прерывали подобным же образом. Однако многие, казалось, не замечали, что играют в огромном оркестре. Глухие к замысловатой музыке, звучащей вокруг них, они думали, что играют соло. Некоторые даже переставали понимать и дирижёра и ноты. Когда это второе прозрение начало укрепляться, я понял, что долгое путешествие души невнимательного ученика будет более трудным, чем внимательного. Но, в любом случае, каждый учился играть в огромном оркестре на своей собственной скорости, независимо от того, знали они это или нет. В частности, каждый участник группы играл музыкальную роль в рамках части, вплетённой во все остальные части. Каким-то образом конечным результатом стала богатая, красивая музыка. Эта красота, как я понял, может быть концептуализирована как целостная форма. Под целостной формой я подразумеваю, что интегрированное целое было больше, чем сумма всех отдельных частей. Уподобляя эту репетицию развёртыванию вселенной, я думал о триллионах духовных существ, создающих песню размером со вселенную на протяжении всей вечности. Я был снова поражён.

Было ещё одно озарение из сна, которым я хотел бы поделиться. Несмотря на мой медленный темп в изучении простой музыки, я чувствовал, что директор группы уважает мои усилия. С чего бы это? Юлиана Нориджская дала красноречивый ответ на этот вопрос с помощью аллегории. Аллегория включает в себя историю между хозяином и его слугой. Очевидно, что господин представляет Бога, а слуга — нас. Для краткости я включил только часть соответствующего текста. Она написала:

«Слуга почтительно стоит перед своим Господином, готовый исполнить его волю. Господин смотрит на своего слугу с любовью, нежно и кротко. Он посылает его в определённое место, чтобы исполнить его волю (жизнь на земле). Слуга не просто уходит, он бросается прочь и бежит с огромной скоростью, с любовью исполнить волю своего Господина. И вскоре он падает в лощину и сильно ранится; и тогда он стонет, и мечется, и корчится, но не может ни подняться, ни как-либо помочь себе. И из всего этого самой большой болью, которую я видела, было отсутствие утешения, потому что он не мог повернуться и взглянуть на своего любящего Господа, который был очень близок к нему, в котором есть все утешение…

Я была поражена, что этот слуга может так безропотно терпеть всё это горе; и внимательно смотрела, чтобы узнать, смогу ли я обнаружить какую-нибудь ошибку в нём, или не вменит ли Господь ему какой-либо вины, и истинно ничего и не увидела, ибо единственная причина его падения была его добрая воля и его желание. И в духе он был так же проворен и добр, как и тогда, когда стоял перед своим Господом, готовый исполнить его волю…

Тогда этот учтивый Господин сказал следующее: Посмотри на моего возлюбленного слугу, какие вред и раны он получил и принял в служении мне (неизбежное страдание, связанное с возрастанием в физическом существовании) из-за моей любви, да, и из-за его доброй воли (личностный рост через деяния свободной воли). Разве не разумно вознаградить его за его страх, за его боль и раны и за всё его горе? И более того, разве не подобает мне сделать ему подарок?»

Какое удивительное откровение. В этих коротких отрывках Иисус раскрыл радикально отличающееся от традиционной христианской доктрины понимание человеческой ценности. В то время как церковь подчёркивает трагедию греха и ужасное человеческое состояние, Иисус подчёркивает сострадание к нашему болезненному состоянию, живущих в материальном мире. Более того, Иисус уважает нашу готовность служить Богу на тяжёлой почве земной школы или на каком-то другом сложном школьном дворе. Другими словами, Бог восхищается нашей храбростью работать в отрыве от божественного единства. Под сильным влиянием аллегории я начал применять это учение к своей жизненной позиции и миссии. Я не считаю себя посредственной личностью, обречённой жить по пути социальных условностей. Вместо того чтобы прятаться в неуверенности в себе, я громко говорю, делясь через устное и письменное слово. Двигаясь вперёд с уверенностью в направлении Бога, я тем более мотивирован правильно играть музыку жизни. Я хочу расти в гармонии с Божьей каденцией, а не застаиваться, играя соло. Иисус на моей стороне — всё будет хорошо. Мне не нужно беспокоиться об ошибках, пока я учусь на них и стараюсь всё делать лучше. Когда моя жизнь подойдёт к концу, я смогу с торжественным настроем оглянуться назад, несмотря на свои неудачи.

Чествование Нас

Добро признаётся больше на небесах, чем на земле; нет никакого препятствия празднованию чудесного Божьего творения. Празднование возвращения странника с земли не является исключением. Как изображено в аллегории Юлианы Нориджской «хозяин и слуга», Бог чтит все трудности и страдания, перенесённые душами, живущих на земле людей. В конце концов, то, как я возрастаю, сильно влияет на других, а то, как возрастают другие, также влияет на меня. Таким образом, мы растём не только для нашего собственного блага, но и для единства Небес. Как распознаётся рост? Иисус не просто похлопывает нас по спине, когда мы возвращаемся. Само небо соединяется в праздничном торжестве. Вот пример человека по имени Карлос, который вернулся домой и был встречен радостным Господом:

Я «видел» Христа как самую неописуемую, сияющую, могущественную, Божественную Световую Сущность, идущую через необъятный Золотой портал, окружённый бесконечностью…

Всё Небо громко праздновало и радовалось вместе со мной моему приходу! Я вернулся! Я мог «слышать» небесные колокола, трубы, ангельские хоры, смех и все виды счастливых, радостных звуков бесконечной радости, для которых у нас нет названия здесь на земле, потому что всего этого нет здесь.

Я чувствовал невыразимую, всеохватывающую, безусловную Любовь Бога ко мне. Она ощущалась действительно «личной» и в силу своего безусловного характера почти непостижимой. До такой степени, что я подумал: «Вся эта Любовь мне? Кто я? Простой мальчик, выросший в семье среднего класса, в обычном районе, ходивший в обычную школу. У меня нет никаких достижений.» (Карлос, NDERF #3601)

Карлос удивился большому, щедрому приветствию, оказанному ему на небесах. Всё ещё пребывая в переходном состоянии между физической и духовной жизнью, он казался смущённым всем этим вниманием. В то время Карлос не понимал, насколько он особенный для Бога. Но этого следовало ожидать, учитывая, что он только что покинул жизнь, определяемую человеческими слабостями. Я могу объяснить его замешательство, отождествив себя со слугой, упавшим в лощину. Точно так же, я пытаюсь встать самостоятельно и снова падаю. Несмотря на то, что Карлос оценивал свою жизнь как посредственную, Бог использовал другую меру, чтобы измерить его ценность. Возможно, разница сводится к вопросу перспективы или видения «большой картины». В то время как мы, люди, склонны измерять свою ценность достижениями или богатством, живя на земле, Бог измеряет нашу ценность через наше вечное бытие. Наше вечное бытие не определяется каким-то одним действием или даже совокупностью действий, осуществляемых годами. Скорее, наше вечное существо означает совокупное существование, простирающееся от неопределённого прошлого до бесконечного будущего в качестве одного из детей Бога. Иисус объяснил эту концепцию Джулии, в течение её ОСП, таким образом:

«Затем мы подошли к реке, и Иисус взял меня за обе руки, повернув ладонями вверх. Держа меня за руки, он сказал: «Я хочу, чтобы ты кое-что запомнила. Ты принадлежишь к царскому роду. Ты — дитя Бога, Всевышнего Бога. Ты живёшь в этом мире, но ты не от мира. Твоё законное место — на небесах с Отцом». «Да, я понимаю — ответила я» (Julie H, NDERF #3228)

Джули поняла, что ей нужно выйти за рамки перспективы короткой человеческой жизни. Бог, соединённый со всеми небесами, измеряет ценность через хрустальную призму безусловной любви. Мы любимы индивидуально в контексте единого духа; единая прогрессия строилась на триллионы и триллионы лет. Кто использует правильную меру? Очевидно, что всеведущий, вечный Бог имеет правильную перспективу. Как ни трудно нам это принять, Бог наделяет каждого из нас неизмеримой ценностью. Бог настолько ценит нас, что мы всегда находимся в центре божественной любви и внимания. Юлиана Нориджская пишет:

«И так же, как мы должны были быть без конца, так мы драгоценны и сокрыты в Боге, познаны и любимы от самого начала. Мы — его блаженство, мы — его награда, мы—его честь, мы —его венец. И это было необыкновенное чудо и самое удивительное, восхитительное созерцание того, что мы — его венец.»

Много ли внимания любящие родители уделяют своему маленькому ребёнку? Конечно, много. Разве эти родители не воспринимают своё улыбающееся дитя, как принца или принцессу? В этом контексте корона становится метафорой выражения полнейшей, внимательной любви к беспомощному малышу. Следующий, переживший ОСП, разъясняет объединённую метафору короны:

«Затем он поднял меня с кровати и придал мне такой силы ускорение, что реальность превратилась в подобие туннеля; в то же время превращение реальности в единую точку подчёркивалось «словами»: «Единство Всего». Этот Союз был на самом деле Иисусом, хотя я не видел характерную личность, но чувствовал великолепие милосердия и доброты, а затем резко остановился в конечной точке на несколько секунд, где невероятно красивая, но простая золотая корона зафиксировалась над моей головой. Я купался в драгоценностях, которые могут быть описаны только как духовная концентрация чистой доброты.» (Алан Ф., NDERF #1760)

Любящие родители увенчивают своего ребёнка добротой, несмотря на все его маленькие проступки. В большей степени Бог любит и венчает нас чистой добротой, несмотря на все наши большие неприятности. В качестве дополнения, отмечу, что только меньшинство переживших ОСП сообщают, что встречают большие торжества, как Алан, во время их околосмертных переживаний. Просто потому, что сообщения об этих переживаниях не много, не означает, что они приготовлены только для нескольких особых душ. Я подозреваю, что каждый человек в конце концов испытает индивидуальное чествование на небесах после своей смерти. Важно помнить, что сцены околосмертных переживаний — это только снэпшоты духовной сферы. Ни один человек, вернувшись в земной опыт, не помнит весь процесс духовного перехода в смерть. Люди, возвращающиеся после смерти, скорее всего, испытывают то, что им больше всего нужно узнать и увидеть в этот момент своей земной жизни. Скорее всего, они будут помнить определённые сообщения, предназначенные для передачи человечеству. Вот следующий пример такого чествования. Мужчина по имени Герберт изо всех сил пытался оценить себя, живя на земле. Небожители же выразили иную оценку Герберту. Он писал:

«Это было бесконечное поле, полное травы и цветов всех расцветок, и деревья, которые пели тихие песни, и все они приветствовали меня. Меня? «Кто я, чёрт возьми, такой, чтобы они это делали?», — подумал я. «Почему они приветствуют меня?» Я пошёл по тропинке, которая вела к месту, где горели яркие огни, к какому-то строению, заполненному тысячами людей. И все они радостно приветствовали меня. Я знал, что не являюсь каким-либо героем или важной персоной, но они радовались тому, что я пришёл. Затем из яркого света появились члены моей семьи, множество дорогих мне людей, которые ушли от нас со временем, мой дед, тёти, дяди, двоюродные братья и даже те, кого я знал только по фотографиям, — друзья моего детства, и их родственники. И все они пришли встретить и поприветствовать меня…» (Герберт М., NDERF #322)

Герберт с трудом понимал какой пышный приём ему оказали на небесах, и долго искал ответы после своего возвращения на землю. Любовь небес казалась невероятной из-за ограниченного человеческого взгляда Герберта на самого себя. Надеюсь, со временем, Герберт обретёт большее понимание общей картины единства и бесконечности. Продвигаясь вперёд в своём стремлении к знанию, он, по крайней мере, будет знать, что любим своей большой небесной семьёй. Надеюсь, со временем многие из нас начнут понимать «общую картину» и присоединятся к празднованию, нашей, подверженной ошибкам, человеческой жизни.

Отвечая на Любовь Любовью

Заканчивая эту главу. Безусловную природу Божьей любви невозможно переоценить. Безусловная любовь означает, что нас всегда лелеют, даже когда мы очень сильно ошибаемся в жизни. Безусловная любовь также означает, что наша ценность чествуется всеми небесами, даже когда наша жизнь кажется нам посредственной. Как мы должны реагировать на высший уровень любви? Возможно, Иисус сказал это лучше, утверждая величайшую заповедь —

«…возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею, — вот первая заповедь! Вторая подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя.» (От Марка 12:30-31)

Таким образом, мы все должны отвечать на единую любовь Бога единой любовью к людям. Учась любить через независимый опыт — вот как мы растём, как духовные существа в материальном мире. Это и есть смысл жизни. Заповедь «любить всем сердцем» трудно увидеть ясно сквозь маленькую, искажённую линзу строгой религиозной доктрины. Только личные отношения с Богом, а не несгибаемые законы или строгие заповеди, могут открыть любовь осязаемым образом. Мы должны выйти за пределы простой веры, чтобы сделать любовь реальной через познание Бога как любящего Отца, а не как сурового учителя. Согласно Евангелию от Матфея 11:28, Иисус сказал:

«Придите ко Мне все труждающиеся и обременённые, и Я успокою вас; возьмите иго Моё на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдёте покой душам вашим; ибо иго Моё благо, и бремя Моё легко.» (Матфея 11:28-30)

Иисус не сказал: «Моё иго подходит идеально, только если вы совершенны.» В конце концов, Иисус утверждал, что Он пришёл на землю для грешников, а не для праведников. Ярмо идеально подходит, когда мы глубоко трансформируемся через любовные личные отношения с Иисусом. Обобщение нашей любви к каждому, кого мы встречаем, становится легче с этой трансформацией. Что является самым большим препятствием для близких отношений с Богом? Помимо гордыни эго, самым большим препятствием является страх осуждения.

Страх, как и гнев, — примитивная эмоция. Даже рептилии и рыбы вовлекаются в реакцию «Бей или Беги», при приближении опасности. Эмоция страха невероятно сильна, потому что организмы зависят от страха для выживания. Настолько сильна, что пересиливает все положительные эмоции. Некоторые люди становятся парализованными страхом, когда принимают трудные решения. Они либо погрязли в чувстве вины за прошлые решения или боятся принять новые. По иронии судьбы, возможно, именно страх перед Богом мешает им наилучшим образом выполнить свою миссию служения Ему. Симон Пётр служит подходящим примером человека, который пытался отказаться от своей миссии служить Богу из-за страха. Пётр возненавидел себя, когда встретил Иисуса: он считал себя недостойным следовать за Иисусом, потому что считал себя жалким грешником. Давайте взглянем на диалог между Петром и Иисусом, из Евангелия от Луки 5:8:

«Увидев это, Симон Пётр припал к коленям Иисуса и сказал: выйди от меня, Господи! потому что я человек грешный… И сказал Симону Иисус: не бойся; отныне будешь ловить человеков.»

Поначалу Пётр не мог даже взглянуть в лицо Иисусу. Преображённый безоговорочным принятием, он отбросил свой страх и последовал за Иисусом. Иисус продемонстрировал тот же урок мужчине по имени Оделл, который в одиннадцать лет пережил околосмертный опыт. Оделл рассказывает:

«Я чуть не упал, пытаясь убежать от Него. Он был так светел и чист, я не был достоин находиться в Его присутствии или где-либо рядом с Ним. Я был слишком испорчен и пропитан нечистотами этого мира. Я был осквернён нечистыми поступками: ложью, воровством, драками, всеми негативными вещами, которые сделал 11-летний подросток. Я был заражен всеми ментальными нечистотами: ненавистью, недоверием, сарказмом, обидой, страхом, нарциссизмом и гневом. Даже несмотря на то, что я хотел остаться там, в Его присутствии, я не мог, потому что закон Божий запрещает всё зло. 
Иисус протянул мне руку, и тут же вся моя вина отпала, и я получил от Него самое всепоглощающее чувство любви. Хотя губы Его не шевелились, Он сказал: «Не бойся. Мир…» (Оделл Х., NDERF #2583)

Когда Иисус протянул руку, весь страх Оделла исчез. Противоположность страха — покой, внезапно охватил его. Как же так быстро произошла эта радикальная трансформация? Помните, что страх — это мощная, примитивная эмоция. Покой может проявиться только, когда удалён страх. Подобно гневу и миру, страх и покой не могут сосуществовать одновременно. Страх исчез, когда Оделл преобразился совершенной любовью Иисуса. Иоанна 4:18 объясняет силу божественной любви: «Такая любовь не имеет страха, потому что совершенная любовь изгоняет всякий страх.» И Симон Пётр, и Оделл были преображены близким общением с Иисусом. Вместо того, чтобы дуться в тени, бормоча слова отвращения к себе, они оставили свой грех позади, как уроки прошлого. Они пошли вперёд с уверенностью, исполняя свою миссию в жизни. Взгляните на Симона Петра. Позже он трижды отрёкся от Иисуса. Несмотря на свою огромную неудачу, Пётр твёрдо держался своей любви к Иисусу и позже основал то, что стало Католической Церковью. Я хотел бы стать свидетелем духовного преображения на земле в подражании упорству Петра. Но сколько людей сдерживают свои отношения с Богом, говоря: «Я слишком большой грешник, чтобы быть рядом с тобой, Господь.» Пришло время увидеть Иисуса через призму безусловной любви, а не как суровое, гневное божество. Если любовь действительно безусловна, то не может быть и гнева. Юлиана Нориджская узнала эту истину из откровений, переданных Иисусом во время её ОСП. Она пишет:

«Мы грешники. ... И несмотря на всё это, я воистину видела, что Господь наш никогда не гневался и никогда не будет гневаться. Потому что он есть Бог, он есть благо, он есть истина, он есть любовь, он есть мир; и его сила, его мудрость, его милосердие и его единство не позволяют ему гневаться.»

Слова Юлианы Нориджской невероятно сильны, особенно учитывая широкое религиозное культивирование страха перед Богом. Надеюсь, эта глава убедила вас, читатель, что бояться нечего. Бог любит вас безо всяких условий. Бог не хочет измерять вашу ценность, подсчитывая грехи, оценивая ваши биологические побуждения, показывая разочарование и наказывая за это в гневе. Бог, конечно, не хочет бросить вас в вечный ад в качестве наказания. Эти учения противоречат самой природе безусловной любви. Поскольку Бог не гневается, Божий мир может окутать нас совершенной любовью. В конце концов, любовь Бога — это сила, которая соединяет все творение. Юлиана Нориджская пишет:

«Мне был дан ответ в духовном понимании, и было сказано: Что, ты хочешь знать, что имеет в виду твой Господь? Хорошенько пойми, что любовь была его смыслом. Кто открывает это вам? Любовь. Что он вам открыл? Любовь. Зачем он открыл её тебе? Ради любви. Оставайся в этом, и узнаешь больше о том же самом. Но ты никогда не узнаешь разницу, без конца.»

Эти замечательные слова были записаны более семи веков назад. Если верить писаниям Юлианы Нориджской, то любовь охватывает Божьи «когда», «как», «почему» и «что». Любовь существует, как вечная движущая сила Вселенной. Более удивительным аспектом является глубина и размах Божьей любви. Некоторые люди верят, что любовь существует только как биологическое чувство. В реальности, блаженство — это только эмоциональный побочный продукт любви. Напротив, любовь включает в себя различные действия, ориентированные на других, включающие в себя, но не ограниченные ими — подлинное почитание, безусловное уважение, искреннюю заботу, полное прощение и самопожертвование. Любовь требует от людей смелых шагов, чтобы поднять других, даже когда задачи любви требовательны, трудны или эмоционально сложны. Что всё ещё остаётся трудным для нас, что Бог делает автоматически. Более того, Бог любит нас безоговорочно всё время. В следующей главе мы увидим, что Бог любит нас полной, совершенной любовью. В частности, мы исследуем множество путей, как Иисус любит каждого человека.

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Категория: Книги | Просмотров: 372 | Добавил: taliesin | Рейтинг: 4.0/1 |
Всего комментариев: 0
Похожие материалы: Новые материалы:

Форма входа
   
Топ
О сайте
Беседка
Книги [2393]
Видео [683]
Аудио [290]
SCOAN [529]
Статьи [2169]
Разное [463]
Библия [217]
Израиль [294]
Новости [537]
История [622]
Картинки [272]
MorningStar [1110]
Популярное [174]
Пророчества [1110]
Пробуждение [307]
Прославление [752]
Миссионерство [312]
It's Supernatural! [658]
Благословить
Комментарии
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 20
Гостей: 18
Пользователей: 2
lisichka, Ivan_van_oan
Наш опрос
Как изменилась ваша жизнь (внутренне/внешне) после событий с Украиной и России?
Всего ответов: 43
Мини-чат
500


Top.Mail.Ru

Copyright ИЗЛИЯНИЕ.ru © 2008 - 2022