Главная | Регистрация | Вход
 
Понедельник, 05.12.2016, 19:33
 
Топ
FAQ
Теги
О сайте
Беседка
Книги mp3 [66]
Книги [1928]
Видео [376]
SCOAN [404]
Аудио [32]
Семья [49]
Статьи [849]
Разное [153]
Израиль [260]
Скачать [99]
Новости [251]
История [116]
Lakeland [144]
Картинки [179]
Популярное [102]
Morning Star [730]
Пророчества [707]
Пробуждение [119]
Прославление [168]
Миссионерство [254]
Исследуем Писания [40]
Bay of the Holy Spirit [69]
Расширенная Библия [48]
Ангелы на служении [382]
John G. Lake Ministries [108]
Это сверхъестественно! [371]
Благословить
Друзья сайта
Комментарии
Наш опрос
Если в вашей стране начнется всеобщая ЧИПизация населения, то вы:
Всего ответов: 422
Мини-чат
 
200
Я люблю Иисуса
Главная » 2011 » Декабрь » 17 » Свидетельство монахини
Свидетельство монахини
11:27

Разбитые запястья

Однажды я была доставлена в одно из грязных подземелий с земляным полом. Там кожаными ремнями мои лодыжки надежно закрепили в кольцах в верхней части прутов, вмонтированных в цемент. Я стояла в эти кольцах, пока силы не оставили меня, и я не потеряла сознание. Когда это произошло, я просто рухнула грудью на лодыжки. Когда вы дойдете до определенной стадии боли и усталости, вы ничего не можете сделать. Я должна была пребывать в этом тесном положении в течение двух-трех дней, в зависимости от прихотей моих мучителей. Никто не придет, и не было пищи, воды или туалетных средств. По моему телу ползали насекомые. Неудивительно, что в результате этих ужасов там такой плач.

Одиночество

Одиночество в монастыре бесчеловечно и жестоко, поскольку там нет друзей. Каждый настроен шпионить за всеми остальными, и малейшее нарушение правил вызывает мгновенные и суровые наказания. Между монахинями не было дружелюбия.  Подозрительность и разделение были обычными для монастырской жизни. Нас учили никому не доверять и ни от кого не зависеть, посредством методической и систематической изоляции. Жертвам никогда не было разрешено объединяться, чтобы они не могли что-то сделать для выхода из ситуации.

Коммунисты следовали аналогичной программе в корейских лагерях заключенных военнопленных, чтобы предотвратить любую близость или сотрудничество между заключенными. Каждую монахиню учат стать полицейским, чтобы наблюдать и сообщать обо всех остальных. Предавая других, информер начинает числиться на хорошем счету у игуменьи. Он настолько сильно желает одобрения, что зачастую сестры приукрашивают и преувеличивают положение вещей, чтобы получить благорасположение. В монастыре требуется абсолютное повиновение во всем, и вы мудры, чтобы научиться повиноваться быстро и без вопросов.

Время для сна

Каждый раз, когда я приходила в свою келью, я была обязана встать на колени, молясь за потерянное человечество, в это время я страдала и проливала больше моей крови. Только после этого я могла лечь на плите, которая служила кроватью. Ровно без семи минут  полночь всегда звонил колокол, кельи отпирались, чтобы мы все могли собраться во внутренней часовне, чтобы помолиться еще один час за потерянное человечество. Без семи минут час мы возвращались в наши кельи, которые снова запирали до 4:30 утра В это время звонил колокол, и у нас было ровно пять минут, чтобы одеться и явиться на службу, босиком. Таков распорядок дня. Опоздавшие несли суровые наказания.

Комната для размышлений о смерти

Каждый вечер в 20:00 мы должны были спускаться в длинный, темный зал, чтобы совершить епитимью в комнате для размышлений. Площадь этой крошечной комнаты составляла около одного квадратного метра, в ней на столике находился человеческий череп и свеча. Мы должны были опуститься на колени, смотреть в череп и в течение одного часа размышлять о смерти. Когда этот час был закончен, звенел колокол, и мы возвращались в наши кельи, где снимали с себя всю одежду. Затем мы брали три переплетенных цепи с острыми краями (которые висели в наших камерах) и полосовали свои собственные тела в подражание ранам Христа на земле.

Иногда из-за недостатка пищи и сил было трудно нанести себе много ударов. Если игуменья заподозрит это, она прикажет вам раздеться и еще две монахини будут злобно хлестать вас. После этого вы на несколько дней потеряете всякий аппетит к кофе, хлебу или чему-нибудь еще, потому что испытываете сильные муки.

Такова заточенная монастырская жизнь, где была использована беспощадная система промывания мозгов, как это делала Россия в концентрационных лагерях. Это точно такое же зверское варварство, но Рим идет под знаменем религии, в то время как коммунистическая Россия открыто атеистическая.

Еда

В огнеупорной  (комната, где нам подавали пищу) было два длинных деревянных стола, и каждой монахине назначено определенное место, где сидеть. Никто никогда не садится на место другого. На завтрак нам давали только большую оловянную чашку крепкого черного кофе с кусочком черного хлеба, который весил ровно 100 грамм. Хотя мы весь день очень тяжело работали, обеда не было, и около 17:00 вечера мы собирались в огнеупорной, если были в состоянии идти сами.

На ужин свежие овощи варили вместе, делая безвкусные, водянистые супы, без каких-либо приправ. Его подавали в оловянной миске с 50 граммами черного хлеба и кружкой крепкого черного кофе. Два или три раза в неделю нам давали половину стакана обезжиренного молока.

Это был наш однообразный рацион, 365 дней в году. Единственным исключением было Рождество, когда каждой из нас давали одну столовую ложку патоки. Ах, какой это был восторг, мы ели очень медленно, смакуя каждую каплю. Весь год мы с нетерпением ожидали этого удовольствия.

Из-за ограниченных продовольственных пайков, триста шестьдесят пять дней в году, мы никогда не ложились спать без грызущих голодных болей.. В течение многих лет я вертелась и металась ночью, не спала и задавалась вопросом, насколько долго я смогу вытерпеть это продолжающееся мучение. Уверяю вас, что это сильное страдание — постоянно жить на грани голода. Конечно, голодающие люди слабее, и их можно легко принудить и заставить заниматься любым видом, унижающим достоинство, послушания и подчинения. Это исполнялось с дьявольским наслаждением и с определенной целью сокрушить человеческий дух.

При такой ужасной диете, пытках, кровопролитиях и долгих часов тяжелого труда не удивительно, что здоровье пошатывается, монахини начинают болеть, и в монастырях закрытого типа многие умирают молодыми. Помните, что в Соединенных Штатах существуют монастыри закрытого типа.

При готовке овощей картофель варили с кожурой и очищали после приготовления. Однажды, во время дежурства на кухне я выбросила кучу этих картофельных очисток в мусор. Я была так голодна, что быстро схватила из бака две горсти и спрятала их в своей одежде. Я никому не сказала, потому что в монастыре все следят друг за другом, и везде есть информеры, которые выдают других. В ту ночь в своей келье я жадно проглотила кожурки картофеля, потому что была очень голодна.

На следующее утро в 9:00 бдительная игуменья с усмешкой объявила, что я должна покаяться, и я знала, что это был не обычный день покаяния. С замиранием сердца я пошла с ней в одну из камер пыток. Это была огромная комната с обычными семью свечами. Когда она зазвонила в колокол, появились две маленьких монахини и быстро связали мои руки и ноги. Затем игуменья приказала одной из них так плотно зажать мои ноздри, что я была вынуждена открыть рот, чтобы дышать. Затем она вывалила в мой рот столовую ложку острого кайенского перца, и мне пришлось с трудом проглотить его, чтобы дышать. В течение двух дней после этого я изводилась от зуда и жжения по всему телу. Это за то, что я съела немного мусора!

В другой раз я увидела на столе кусок хлеба и видела его в течение нескольких дней. Наконец, я взяла хлеб, съела его в своей келье, а на следующее утро игуменья снова сказала, что предстоит епитимья. Каким-то образом она узнала о куске хлеба. На этот раз меня привели в комнату с квадратным столом и заставили встать у края, привязав мои запястья к доске.

Было очень темно, и глаза постепенно привыкли к тусклому свету. Она немного отодвинулась в сторону, чтобы ей было удобнее действовать, и вдруг еще одной тяжелой доской сокрушила мои запястья. Из-за ослепительной боли я упала на пол, но я была не свободна и болталась на беспомощных, травмированных руках. Кража даже куска черствого хлеба рассматривалась, как тяжкое преступление и навлекала быстрое и жестокое возмездие.

Строительство туннелей

С годами, которые тянулись так долго, я научилась использовать молоток, пилу, лопату и все остальное, чем человек обычно работает. Работать было очень трудно, мы выполняли тяжелый ручной труд, выкапывая подземные комнаты и тоннели, строя стены, штукатуря и т.д. Часто, возвращаясь обратно, мы проходили по туннелям 3-6 километров. Иногда, из-за строгого правила молчания, мы задавались вопросом, остался ли еще у нас голос. Если мы разговаривали друг с другом шепотом, на следующее утро игуменья вызывала правонарушителей и говорила: «Вы должны совершить епитимью». Мы удивлялись, как она могла услышать нас. Однажды мы узнали, что все пятьдесят шесть километров тоннеля под монастырем были проведены так, что она слышала каждый шепот.

Работая в тоннелях, мы прислушивались к звонку колокола, который сигнализировал, чтобы мы пришли ужинать. Иногда из-за усталости или из-за расстояния мы приходили поздно. Благодаря тому, что у каждой было свое место, было очевидно, кто опоздал. Когда это происходило, мы должны были просить монахиню передать нам наши жестяные кружку, кастрюлю и столовую ложку. Потом мы должны были подползать к каждой монахине, выпрашивая одну столовую ложку ее еды. После подползания к каждой из них преступники садились на пол, чтобы поесть. Это должно было смирить их, сокрушив их злую гордость, а также способствовать оперативности.

Начало дня

Наш день в монастыре начинался в 4:30 утра, когда игуменья звонила в колокол. Этот сигнал означал, что нам дается ровно пять минут, чтобы одеться. В начале я опоздала на полминуты, но из-за этого небольшого нарушения правил наказание было таким тяжелым, что я больше никогда не опаздывала. Слежка и жестокие наказания приносили в монастыре абсолютное и беспрекословное послушание каждому правилу и порядку, какими бы они ни были — неразумными или тривиальными. Ложь, покрывание обмана и сокрытие факта подобного рода нарушений, чтобы избежать ужасных последствий, стали образом жизни монахинь.

Когда мы заканчивали одеваться, мы шли на цыпочках, с опущенными глазами, доложить игуменье. Там она назначала нам наши ежедневные обязанности. Это могла быть чистка, стирка белья, глажка, приготовление пищи или другие тяжелые и каторжные работы.

В прачечной

Стирка производилась в двенадцати старомодных корытах со стиральной доской. Гладили мы чугунными утюгами, нагревая их на печи. Мало того, что мы стирали и гладили одежду для нашего монастыря, но местные священники свободно могли загрузить нас всем своим бельем и одеждой, которые у них были. В конце концов, услуги, выполняемые рабским трудом, были для них бесплатны.

Внизу в прачечной были грубые цементные полы, и в результате тяжелой стирки в двенадцати баках много мыльной воды проливалось на пол. Мы ходили босыми ногами, потому что обувь и чулки — роскошь, которой мы были лишены в монастыре. Игуменья появлялась внезапно, пугая всех, потому что не было никакого способа узнать, почему она пришла. Когда она появлялась, кто-нибудь неизбежно должен был пострадать. Поэтому в монастыре все делалось очень тихо, чтобы мы могли узнать, почувствовать ее присутствие, прежде чем она придет.

Одним из ее любимых трюков в прачечной было приказать одной или нескольким монахиням пасть ниц на холодный, влажный, мыльный пол. Это делалось, с жестокой насмешкой, для того, чтобы жертва лизала своим языком длинные кресты на грубом цементе. Она пристально смотрела, чтобы увидеть, есть ли малейшая вспышка гнева, отвращения или колебаний на лице той, которая вынуждена лизать кресты. Если бы были, она назначила бы лизать от десяти до двадцати пяти крестов. Поверьте, язык всегда был сырой и кровоточащий, прежде чем она была удовлетворена, и жертвы были не в состоянии есть и пить в течение дня или двух из-за искромсанного языка. Много раз игуменья возвращалась на следующий же день, хватала ту же самую жертву и принуждала ее повторить кресты.

Тяжелый ручной труд выступает, как хорошая физическая дисциплина. В нашем истощенном состоянии из-за постоянных пыток и систематического голодания нас вели и держали в состоянии хронической усталости и истощения. Мы были собственностью Папы и системы, которая будет действовать до смерти ради своих удовольствий. Все наши слезы и мольбы ни разу не были услышаны, и никто даже пальцем не пошевелил, чтобы помочь нам.

На коленях по ступенькам

Другим излюбленным наказанием было заставить нас ползти по проходу вверх и вниз десять раз, стоя на коленях. После того, как я сделала это пять или шесть раз, мои колени начали трястись. Истощив силы, я не смогла продолжить, но рухнула в обморок. Игуменья грубо потрясла меня, поставила меня на колени и повелела мне возобновить ползание. Я отчаянно пыталась завершить задание. На следующий день она могла приказать мне снова сделать то же самое, и на этот это привело к сдиранию струпьев с моих ободранных коленей, еще больших синяков и разрывам.

Это типичные муки и пытки, которым маленькие монахини подвергались день за днем, год за годом. Нет никакой пощады, только бессердечная жестокость, и это умножает и усиливает тоскливую безнадежность и отчаяние, которое охватывает весь монастырь.

Бог и епитимьи

Нам постоянно говорили, что такие епитимьи доставляют удовольствие и приносят счастье Богу, Который смотрит вниз на наши горе и страдания и с одобрением улыбается. Хотя в это было трудно поверить, язычники, которые не знаю лучшего, просто верят тому, чему их учат. Никогда не читая Библию, мы не могли узнать правду.

Большинство из нас воспитывались в римско-католическом учении и традициях и были вырваны от семьи и друзей в раннем возрасте. Требовалось время для того, чтобы страшная правда и обман впитались. Когда это произошло, это произвело то, что атеисты возненавидели все, связанное с Богом или святыми. Тогда порочная ненависть и насилие наполняли разочарованием и озлобляли сердце.

Мытье

В этом монастыре не было ванны, только металлические лошадиные баки для воды, и нам разрешали мытья только по приказанию игуменьи. Даже во время купания я носила свой образок, хотя снимала всю одежду. Нас учили, что в первую субботу после смерти католика Дева Мария спускается в чистилище. Кого бы она ни нашла, носящего образок, всех выпустит. Я была связана этими и другими религиозными баснями и ложью, но не знала ничего лучшего. Меня учили принимать за истину все, что сказала игуменья.

Чистилище

В одной из комнат монастыря висела огромная картина, на которой были изображены все ужасы мучимых мужчин, женщин, детей и даже младенцев в ужасном пламени чистилища. Муки и страдания было так наглядно изображены, что на самом деле казались реальными. Нас приводили туда, чтобы мы длительное время размышляли над муками проклятых. После этой сессии игуменья обращалась к монахиням и говорила, что им лучше пойти и перенести еще одну епитимью, так как те бедные люди умоляли, чтобы избежать ужасного пламени горения.

Было много дней, когда я сознательно жгла свое тело и проливала часть своей крови из-за того, что я была убеждена, что мое страдание поможет избавиться от мук тем несчастным людям. Я часто говорю, что если мессу и чистилище изъять из римско-католической системы, то это лишит 90 ее дохода, и она умрет от голода. Эта злая вавилонская система истощает средства и живых, и мертвых, чтобы финансировать свое злокачественное распространение по всему миру.

Кельи монахинь пусты, за исключением статуи Девы Марии, держащей младенца Иисуса.  Когда я опускалась на острые провода, выстроенных на молитвенных досках, и простирала руки еще и на другие колючие проволоки, я искренне молилась за потерянное человечество. Меня учили, что мои страдания и кровопролитие помогут спасти их. Я верила, что моя бедная старая бабушка будет скорее выпущена из чистилища (наш семейный священник уверил нас, что после смерти она пошла туда) из-за моих страданий. Часто, несмотря на страдания, я специально продолжала быть дольше в этой болезненной позе, горячо надеясь ускорить ее освобождение.

Нас учили, что за каждую каплю крови, которую мы проливали в монастыре, мы должны были на 100 дней меньше провести в чистилище. Когда монахини работали на кухне или в других местах подземелья, они ради этого часто специально ранили себя, проливая кровь. Это было вбито в наше мышление, что, когда мы проливаем свою кровь, когда мы хлестаем и раздираем наши тела, пытаем и мучаем их, мы получаем индульгенцию для себя и других от чистилища. Помните, что в монастыре нет никакой надежды, ничего, чтобы с нетерпением ждать, кроме непрерывной боли, истощения, голода и, наконец, смерти. (Левит 19:28).

Для тех, кто учит истине о спасении через веру в Иисуса Христа и знает чудесную
благодать Божию, это может показаться невероятным, что кто-то может так заблуждаться и быть невежественным. Напомню, что если вас всю жизнь учили чему-то иному, и, если,   когда вы были впечатлительным ребенком, вас увезли в монастырь и промывали мозги и, наконец, заточили в монастырь, вы бы тоже не знали ничего лучшего.

Статуи

Потребовалось десять страшных лет в монастыре, прежде чем я наконец поняла страшную правду, что я была обманута. Наконец, я убедилась, что Дева Мария, Иисус, Иосиф, Святой Петр и все другие святые были просто бесчувственным металлом, деревянными или гипсовыми статуями. Это был шок, когда я поняла, что они не могут сделать ничего, чтобы ответить на все горячие молитвы, излитые к ним преданными и заблудшими людьми во всем мире.

Удивительно, насколько устойчивой была моя вера во всех этих ложных идолов. Сколько времени потребовалось, чтобы действительно осознать горькую правду о них и обман, из-за которого мы были заманены в ловушку. С горечью, я пришла к убеждению, что если Бог и существовал, то Он, конечно, или был мертв, или Ему не было никакого дела о человечестве. О, сколько часов я и другие потратили всерьез в рыдающих молитвах у ног этих немых статуй. (Иеремия 10:19).

© Перевела Светлана Никифорова
Продолжение следует

Категория: Книги | Просмотров: 3073 | Добавил: Светлана | Рейтинг: 5.0/15 | | ИСТОЧНИК | эксклюзив
Всего комментариев: 12
avatar
2
12 Marina • 17:54, 01.01.2012 12
жуткое свидетельство, сколько же всего перенесла эта девушка...
Светлана спасибо за перевод!
avatar
3
10 psl • 07:28, 20.12.2011 10
Трудно поверить в такое в "христианском" заведении. Страшное извращение веры...
avatar
1
9 Маша • 06:51, 20.12.2011 9
Ну это же, получается включая то время, когда она еще была под белым покрывалом? Стало быть, в данном монастыре она пробыла около 10 лет.. Честно говоря, мне кажется, по-человечески невозможно выдержать там так долго, 20 лет мне вообще никак не представляется wacko
avatar
0
7 Маша • 14:09, 19.12.2011 7
Свет, скажи пожалуйста, сколько долгих лет она пробыла там?
avatar
0
8 Светлана • 14:12, 19.12.2011 8
Шарлотта родилась в 1898 году и поступила в монастырь примерно в 1910 году. Общее время пребывания в монастыре - больше 20 лет.
avatar
4
4 Мур • 19:54, 18.12.2011 4
Хуже фашизма!
avatar
1
3 Светлана • 07:05, 18.12.2011 3
В свидетельстве о своей жизни Ральф Хоу рассказывает, что в религиозной семинарии, в которой он учился три года, "из всех студентов только трое из нас были нормальными, а все остальные были гомосексуалисты... В семинарии я стал мишенью. Несколько раз я переживал групповое насилие, я больше мужчинам не доверял".
avatar
2
5 Olga_K • 20:04, 18.12.2011 5
спасибо за ссылку, Светлана..
И за переводы, конечно.:)
avatar
1
6 daulsa • 21:19, 18.12.2011 6
Спасибо. помазанное свидетельство у Ральфа Хоу.
avatar
2
2 Esxol • 23:41, 17.12.2011 2
жесть
avatar
1
11 Светлана • 11:03, 20.12.2011 11
Новый – но теперь уже вполне ожидаемый скандал разгорелся в очередной стране - Голландии, в связи с презентацией Отчета о расследовании по делам «злоупотреблений несовершеннолетними» в католической «церкви» в период между 1945 и 2010 годами. В документе отмечается, что католические «епископы» Голландии были осведомлены об этих «нарушениях», но ничего не предпринимали, дабы прекратить их и оказать помощь жертвам ксендзов-извращенцев. Подобная ситуация отмечалась в аналогичном докладе на такую же тему в другой европейской стране - Ирландии.
Источник
Похожие материалы: Новые материалы:
Теги: Идолы, католицизм, епитимьи, монастырь
Форма входа
Календарь новостей
«  Декабрь 2011  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 50
Гостей: 45
Пользователей: 5
Vladislov, жемчужина, valkar, Regenbogen, natalichern7
Библия online

Глава

Я люблю Иисуса

Copyright ИЗЛИЯНИЕ.ru © 2008 - 2016