Главная | | Регистрация | Вход
Приветствую Вас Гость
 
Топ
FAQ
Теги
О сайте
Беседка
Книги mp3 [93]
Книги [2220]
Видео [425]
SCOAN [514]
Аудио [41]
Семья [69]
Статьи [1362]
Разное [191]
Израиль [277]
Скачать [103]
Новости [402]
История [122]
Lakeland [144]
Картинки [247]
Популярное [137]
Morning Star [921]
Пророчества [742]
Пробуждение [195]
Прославление [484]
Миссионерство [284]
Исследуем Писания [108]
Расширенная Библия [53]
Ангелы на служении [406]
John G. Lake Ministries [206]
Это сверхъестественно! [513]
Статьи для перевода
Благословить
Друзья сайта
Комментарии
Наш опрос
В какой соцсети вы проводите больше времени?
Всего ответов: 421
Мини-чат
200
Я люблю Иисуса
Главная » 2009 » Март » 13 » Ребекка Ратер Спринджер «За небесными вратами»
Ребекка Ратер Спринджер «За небесными вратами»
07:20

ГЛАВА 17

 

«Когда-нибудь», - мы говорим, и обращаем наши глаза

К прекрасным возвышенностям рая;

Когда-нибудь, настанет время, сладкий новый покой

Расцветет, подобно цветку, в каждом сердце.

Когда-нибудь, настанет время, наши глаза увидят

Лица, хранящиеся в памяти:

Когда-нибудь они крепко сожмут наши руки,

В утренней стране.

O, утренняя страна! O, утренняя страна!

                                                                         Эдвард Р. Фелпс



Однажды вечером, около трех лет, считая по земному календарю - после того, как я вошла в радости и обязанности небесной жизни, я сидела, отдыхая на верхней веранде нашего дома, после довольно трудного пути к далекому городу небесного царства. В этой части веранды пробивались редкие проблески реки сквозь нависшие ветви деревьев, и чуть ниже нас, на небольшом расстоянии, мы могли видеть счастливых детей, играющих на лужайке. Здесь мой брат разыскал меня, и пристроился рядом в мягком шезлонге на веранде; он лежал какое-то время в состоянии покоя и молчал. Он выглядел таким утомленным, насколько это возможно даже в той жизни, но я не чувствовала беспокойство о нем, потому что знала, что отдых его восстановит. Он отсутствовал в связи поручениями на земле большую часть времени в течение многих дней, и я знала, по опыту, что некоторые усталость и заботы о земле будут цепляться за него в таких случаях, пока мы не восстановимся небесным целительным воздухом и живительной водой. Он не сказал мне, как он иногда делал, куда его миссия привела его, и я не спросила, чувствуя уверенность, что все равно потом узнаю. Мои обязанности были в последнее время необычайно ответственными, ведущие меня ежедневно в дальние части небесного царства, и поэтому я не посещала любимой земли гораздо более длительный период, чем обычно между моими визитами. Когда в последний раз я их видела, все близкие казались такими энергичными и здоровыми, так окружены земными благами, что я перестала чувствовать, что они нуждаются в моих служениях, как в первые дни их печали, поэтому я бросила все свои силы на работу, назначенную мне Господом.


Наконец, спустя некоторое время отдыха, мой брат поднялся в сидячее положение, и минуту смотрев на меня в молчании, мягко сказал:

- У меня есть новости для тебя, сестренка.


Волнение, как электрический ток, прошло через меня, и я сразу же радостно закричала:

- Он идет!

 

Он кивнул головой, с понимающей улыбкой, но не сразу ответил.


- Когда это будет? Могу ли я пойти к нему? - спросила я.


Он колебался мгновение, прежде чем сказать:

- Конечно, ты можешь идти, если твое сердце не против.


- Ах, я должна идти к нему! Я должна быть первой, кто встретит его! Возможно, это может быть предоставлено ему встретиться со мной, даже в то время как он во плоти.


На это он печально покачал головой и сказал:

- Нет, дорогая, он не узнает тебя.

- Почему? Фрэнк, расскажи мне все, и почему ты считаешь, как я ясно вижу, что это не лучший выход, если я пойду.

- Он был поражен внезапно в самый разгар его работы, в то время, как по всей видимости, был в полном здоровье, и до сих пор не пришел в сознание, и неизвестно, придет ли. Следовательно, твое присутствие ничем не поможет ему.

- Когда это случилось?

- Три дня назад; с тех пор я был с ним почти постоянно в дневное и ночное время.

- Ох, почему ты не сказал мне раньше?

- Было сочтено целесообразным избавить тебя от излишней боли при виде его страданий, когда ты не могла послужить ему, и я пришел сообщить тебе, что теперь ты можешь идти, если у тебя по-прежнему есть такое желание.

- Он узнает меня, как только борьба за жизнь закончится?

- Да, но он будет недоуменным и слабым; он будет нуждаться в усиленной помощи и руководстве, которые только ты одна можешь дать, и тебе не хватит восторга от встречи, когда это произойдет немного позже.

- Что бы ты посоветовал мне делать? Ты знаешь, я уступлю твоим мудрым решениям, даже против просьб моего сердца. Но я могу ждать!

- Я не скажу «не ходи». Ты должна сопровождать меня, если желаешь. Только думаю, что после первого замешательства от изменений, которые последуют, после того, как он искупается в водах Реки Жизни, он будет лучше подготовлен для восхитительный встречи, которая ждет его. Ты помнишь, что воды сделали для тебя, и какая смущенная и угнетенная в духе ты была до тех пор, пока не пошла со мной в то утро в реку. То же самое со всеми нами, лишь там, где были серьезные проблемы с мозгом в конце, она даже еще более необходима, чем в обычных случаях. И это случай с моим братом, он не будет в полной мере самим собой до тех пор, пока чудесные воды не выметут облака от его разума.
- Ты всегда прав, брат, и я буду уступать твоим мудрым советам, хотя мое сердце взывает тотчас поспешить в его сторону. Когда ты вернешься к нему?

- Немедленно. Там будет немного времени ждать. С рассветом мы будем здесь. Моя мужественная сердцем, мудрая сестренка, задержка не будет для тебя ни печальной, ни долгой.


Он встал и, склонившись надо мной, слегка поцеловал меня в лоб, и моментально ушел.


- Как странно, - подумала я, - что даже в этом вопросе, таком близком к моему сердцу, я могу безропотно уступить! Отец, я благодарю Тебя! Благодарю Тебя за радостное воссоединение, такое близкое, но, даже больше, чем за это, - за повиновение во всех вещах, которое возросло в моей жизни; что я могу подчиниться Твоей воле, даже тогда, когда Ты позволяешь, чтобы это было иначе.


Я положила голову на руку и предалась печальным и счастливым мыслям. Что, он, этот нежно любимый мной, действительно потерял сознание и стал нечувствительным к своему страданию? Милосердный Отец не оставил ему даже вспышки боли? О, что за утро сегодня! Как я смогу ждать, даже это краткое время, пока не увижу любимое лицо!


Неожиданно я почувствовала мягкое прикосновение к своей склоненной голове, и Голос, который я научилась узнавать и  любить за все, на земле и на небе, произнес:

- Разве Я не сказал истину, что, даже, если он умрет, оживет? Что для вас годы разлуки, как только вы снова встретитесь? Приди, и пусть это послужит причиной побыть нам немного вместе, - сказал Господь, улыбаясь, смотря вниз на мое поднятое лицо. Он взял мою протянутую руку в Свою, и сидя рядом со мной, продолжил:

- Давай рассмотрим то, что эти годы сделали для тебя. Не чувствуешь ли ты, что бесконечно лучше подготовилась к дарованному счастью, чем тогда, когда ты рассталась с ним, которого так любишь? 


Я кивнула, радостно подтверждая.


- Ты не поняла, что ты встала на более высокую ступень, с более возвышенным пониманием жизни, людей и своих обязанностей, и о том, что в Силе Отца вы двое отныне будете подниматься вверх вместе? 


Опять же я с радостью согласилась.


- Разве домашняя жизнь здесь менее привлекательна, чем она была в земной жизни? 

- Нет, нет! Тысячу раз нет! – воскликнула я.

- Тогда нет ничего, кроме радости скорой встречи?

- Ничего, кроме радости, - поддержала я.


Затем Спаситель начал со мной разговор о том, кто так скоро придет, и я открыла Ему свое радостное сердце и рассказала Ему о благородной жизни, бескорыстном труде, высоких устремлениях, твердой вере того, кого я любила. Я говорила о его стойкости в несчастье, его мужестве перед лицом боли и разочарования, его прощении даже злостного вреда, и в заключении сказала:

- Он жил, открыто исповедуя христианство многим другим. Он всегда в этом был далеко от меня.


Лицо Господа светилось симпатией, пока я рассказывала, и, когда я остановилась, Он сказал:

- Я вижу, что ты открыла секрет, который делает брак вечным на небе.

- Ах, - сказала я, - брак должен быть вечным! Как может быть иначе, когда двое возрастают вместе, и становятся одним? Смерть не может ни разделить их, ни разрушить; они уже не два отдельных существа, но одно в душе и духе - навсегда.

- Да, - ответил Он, - только лишь объявление брачной церемонии не производит эти изменения. Божественное соединение душ - единственное, что может это делать.


Так Он вел со мной беседу до тех пор, пока моя душа не взмыла вверх, как жаворонок ранним утром. Он развернул передо мной тайны жизни, которые заполнили мое сердце восторгом, но которые я не могу здесь раскрыть. Наконец, к моему бесконечному удивлению, я увидела розовое свечение по всему небу, и узнала, что утро – утро любви – расцветало зарей для меня в небесах. Господь встал и, указывая на сияние, сказал:

- Ко времени, когда ты будешь готова принять их, они будут здесь, - и с улыбкой и прикосновением, которое передало мне благословение, Он ушел.

 

Когда я встала и подняла лицо навстречу приходящему дню, я услышала в ближайшем расстоянии от  себя торжествующие ноты ангельских хоровых песен; и этим утром, как будто в ответ на мои мысли, они пели:


- Он воскрес! Слушайте, вы, небеса, и вы, сыны земли! Он воскрес и стал первым плодом из тех, которые спали!

 

Я возвысила свой голос в радости, и присоединилась к их захватывающей песне, а, когда они удалились и мелодия угасла, я медленно спустилась по лестнице, пересекла газон, на котором цветы никогда не раздавливаются и не чахнут под нашими ногами, и нырнула под чистые воды реки. Я не чувствовала ни торопливости, ни нежелательного волнения или беспокойства, но я знала, что он идет – тот, кого моя душа ждала все эти годы. Присутствие Господа наполнило меня спокойствием и миром, который ничто не  могло нарушить, подготовило и сделало меня соответствующей для большого счастья, которое было прямо передо мной.


Воодушевленная новой, неизведанной радостью, я вернулась через газон, остановилась на веранде перед входом в дом, чтобы собрать букет кремово-белых роз, и закрепила их на своей груди. Затем, пройдя в библиотеку, наполнила золотую чашу ароматными алыми гвоздиками, отложив одну в сторону для того, чтобы прикрепить ее на плечо мужа. Я хотела сама собрать цветы, чтобы поприветствовать его, когда он придет. Я сплела волосы таким образом, как ему больше нравилось, и прикрепила кремовый бутон, так что я могла выглядеть перед ним так, как раньше.

 

Вскоре после этого я услышала голоса и шаги. Прислушалась! Да, это те же самые дорогие шаги, которые я так часто слышала в старой  семейной жизни, шаги, которые всегда приносили радость в мое сердце и солнечный свет в нашем доме! Его шаги в небе! Я вылетела в открытый дверной проем, и в мгновение оказалась в объятиях сильных рук, у любящего, пульсирующего сердца моего дорогого мужа. Существует ли что-либо еще большее для меня, что небо может дать!


Брат, с чутким пониманием, ушел дальше в верхние комнаты дома, и какое-то время мы были вместе одни, мы, чьи жизни шли так счастливо вместе все долгие годы нашей земной жизни. Я повела его в дом, и в вестибюле он снова обнял меня и прижал к своему сердцу.


- Это действительно небо! - сказал он.


Мы прошли в «цветочную комнату», и на ее пороге он на мгновение остановился, восхищенный ее красотой; но, когда я хотела рассказать ему ее историю, так, как брат передал ее мне, он сказал:

- Не сегодня, дорогая моя; сегодня я хочу видеть и слышать только тебя весь день, все остальное на небе должно подождать.


Итак, мы сидели и разговаривали вместе, как в старые дни, и счастливые часы приходили и уходили, и день превратился в сияющий закат, прежде чем мы поняли, он наполовину прошел. Наш брат Фрэнк пришел к нам после полудня, и мы вместе пошли в прекрасный дом, он стоял на широкой веранде и ел небесные фрукты. Потом мы все вместе сидели там, где я провела часы ожидания в присутствии благословенного Господа. Я пересказала им многое из того, что Он сказал мне, и как Он обратил в ликующую радость часы, которые, я предполагала, будет проходить в одиноком ожидании. Глаза моего дорогого мужа были полны слез, и он сжал мою руку, которую все еще держал в своей, с нежным сопереживанием.


- Ах, милый, это благословенная, благословенная жизнь! – сказала я.

- Для меня это блаженство уже осуществилось, - ответил он, - потому что оно вернуло мне брата и жену - мою драгоценную жену! 


Ранним утром следующего дня я сказала моему мужу и нашему брату:

- Мы должны пойти к отцу и матери Спринджер сегодня. Они первые претендуют на это, после нас с Фрэнком.

- Да, мы пойдем тот час же, - ответили они оба.


Так все вместе мы и отправились. В первые дни моей небесной жизни я стремилась с большей радостью в дом родителей моего мужа, и благодаря их вниманию, как и в земной жизни, и теплому месту в их сердцах, много счастливых часов мы провели вместе с тех пор. Теперь мы принимаем их любимого сына, и я представляла, какую радость его приход принесет в их сердца и в дом. Это была встреча, полная радости, в особенности для нашей матери, и день был далеко позади до того, как мы встали, чтобы вернуться.


- Уильям, - сказала наша мама, нежно положив свою руку на его плечо, - у тебя был счастливый дом на земле, - я всегда думаю, что он был идеальный; он будет гораздо счастливее здесь, - она посмотрела на меня любящим взглядом.


- Я уверен в этом, мама. У меня есть жена и дорогой Фрэнк, которые постоянно со мной, и ты, и мой отец, и Жозефина - любимая племянница - пришли сюда, в высшие радости и привилегии небес.


Мы повернулись, чтобы идти, и на пороге встретили тетю, которая в земной жизни была слепая и беспомощная – она была любима всеми нами.


- Дорогие мои дети, - воскликнула она, - Как хорошо увидеть всех вас снова! 

- Тетя Синтия! – нежно сказал мой муж.

- Да, тетя Синтия, но уже не беспомощно пробирающаяся на ощупь во тьме. «Одно знаю, что я был слеп, а теперь вижу» - процитировала она, счастливо улыбаясь.


И вот как это было - Господь коснулся слепых глаз, и, закрыв их в темноте земли, она открыла их в славе небес. Замечательный переход! Не удивительно, что мы оставили ее поющей:


Слава Тому, кто это чудо сотворил,

Заполняя дух мой радостью и восторгом!

Вот, в моей слепоте я безопасно вышла

Из темноты на свет!

… (продолжение следует).

 

© Перевела Светлана Никифорова
The Victorian Garden
Категория: Книги | Просмотров: 2512 | Добавил: Светлана | Рейтинг: 5.0/4 | | эксклюзив
Всего комментариев: 0
Похожие материалы: Новые материалы:
Теги: небеса
Форма входа
Календарь новостей
«  Март 2009  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 21
Гостей: 20
Пользователей: 1
Папиная
Библия online

Глава

Я люблю Иисуса

Copyright ИЗЛИЯНИЕ.ru © 2008 - 2019