Главная | Беседка | Регистрация | Вход
 
Четверг, 08.12.2016, 23:03
Приветствую Вас Гость | RSS
Категории раздела
Мур [61]
Tasya [64]
Наука [26]
Видео [632]
Sergey [93]
Dreams [1083]
Коротко [143]
Молитва [140]
Проповеди [566]
Творчество [467]
Пророчества [857]
Размышления [1297]
Свидетельства [320]
За всех человеков [224]
Мини-чат
 
200
Наш опрос
Если в вашей стране начнется всеобщая ЧИПизация населения, то вы:
Всего ответов: 432
Статистика

Онлайн всего: 35
Гостей: 30
Пользователей: 5
kurtina, Warrior, Newcr, vektor, patrio-drink
Главная » 2014 » Сентябрь » 23 » Отрывок из книги "Крест Гитлера: Церковь времен III Рейха" Эрвин Люцер
22:14
Отрывок из книги "Крест Гитлера: Церковь времен III Рейха" Эрвин Люцер
Гитлер интересен для нас тем, что его диктатура пользовалась весьма широкой поддержкой народа. Возможно, никогда еще в истории диктатора не любили так сильно. Он обладал редким даром побуждать народ следовать за собой. Коммунистические лидеры типа Ленина и Мао Цзедуна взошли к власти при помощи революций, совершенных ценой миллионов погибших людей, и как следствие, были ненавидимы массами. Гитлер завоевал поддержку не только среднего класса, но также студентов и профессоров университетов. К примеру, даже великий психолог Карл Юнг рос, одурманенный «великим феноменом национал-социализма, на который весь мир смотрит с изумлением».
Гитлер поднялся в Германии в те времена, когда форма правления этой нации была демократической. Он обрел свою власть законным путем, хотя и незаслуженно. Нация ожидала его, готовая принять любого демагога, внешне обладающего талантом, необходимым для того, чтобы вывести ее из пропасти. Народ тосковал о вожде, который мог бы сделать для него то, чего не могла сделать демократия.

ПЕРВЫЕ ЧУДЕСА
Послужной список Гитлера был заполнен такими поразительными достижениями, что многие верующие видели в нем ответ на свои молитвы. Некоторые христиане (да, я не ошибся — именно христиане) сняли изображения Христа со стен в своих домах и повесили вместо них портрет Гитлера. Уинстон Черчилль, понаблюдав за Гитлером в 1937 году, сказал, что его достижения были «одними из наиболее выдающихся за всю историю мира». Ниже представлен неполный список того, что он смог сделать без ограничений, присущих демократии.
1. За пять лет он возродил разрушенную экономику.
2. Он стер позор поражения Германии в Первой мировой войне, вернув Рейнскую землю и расторгнув несправедливый Версальский договор.
3. Он обеспечил миллионам немцев занимательный досуг в рамках культурно-спортивного движения «Kraft durch Freude» («Сила через радость»).
4. Он основал школы профессиональной подготовки для тех, кто не имел квалификации, и полностью обеспечил занятость населения.
5. Он обуздал преступность.
6. Он построил автострады и пообещал начать выпуск «народного автомобиля», доступного по цене рядовому немцу.
7. Он дал немцам основания поверить в себя, поверить в то, что они еще раз смогут стать великими.

КОНФЛИКТ ЦЕРКВИ И ГОСУДАРСТВА
Без сомнения, история о том, как Гитлер разрушил церковь в Германии, является центральной темой этой книги. По ходу дела необходимо отметить, что он запретил молитву в школах, заменил христианские праздники языческими празднествами и, в конце концов, принудил лидеров церкви принять его возмутительные требования. Его политическая машина сделала церковь совершенно поверхностной, потому что церковь потеряла свою библейскую миссию. Таким образом, государство не только вмешивалось в религиозные установления, но и контролировало их. Могущественное государство всегда было угрозой существованию и влиянию церкви. Какой бы ни была эта угроза — нацистской, коммунистической или гуманистической — государство, враждебное по отношению к религии, всегда будет пытаться подтолкнуть церковь к вынужденной бесполезности.
Даже без диктатуры государство может изолировать влияние церкви. Когда оно расширяет свою власть, то может ввести законы, ограничивающие свободы церкви. Подумайте над выражением «церковь отделена от государства». По одной интерпретации оно может означать, что церковь должна быть свободной в том, чтобы оказывать свое влияние и практиковать религию без вмешательства со стороны государства. Именно в таком виде отделения отчаянно нуждалась церковь в Германии.
Тем не менее, в Америке выражение «церковь отделена от государства» было угрожающе искажено борцами за свободу граждан. Для них оно означает, что религиозным людям не должно разрешаться практиковать свою религию в сфере, принадлежащей государству. Нам говорят, что религия должна практиковаться в частном порядке; государство должно быть «очищено» от любого признака религиозного влияния. Настаивая на том, что государство должно быть «свободно от любой религии», организации, наподобие Общества по защите гражданских прав (ACLU), на самом деле сводят эту свободу к нулю!
Здесь, в Америке, где церковь отделена от государства, наш конфликт полностью отличается от трудностей церкви в нацистской Германии, где религия и политика всегда были сочтены в тесном, если не сказать бурном, союзе. В дальнейшем это исследование Германии вынудит нас столкнуться с теми же вопросами, которые стояли перед немецким народом более полувека назад.
• Какова ответственность церкви, если государство проводит несправедливую политику?
• Где для христиан заканчивается патриотизм и начинается гражданское неповиновение?
• Является ли молчание пред лицом несправедливости тем же, что и соучастие? Оправданы ли небольшие компромиссы, если они могут предотвратить разрушение религиозной свободы государством?
• Как может церковь эффективно распространять Евангелие во время сражения в непопулярной битве за социальную справедливость?
• Какие существуют предупреждающие знаки, когда церковь погружается в культуру своего времени и больше не может противостоять превалирующему злу?
• Какая взаимосвязь между теологией церкви и ее способностью противостоять разрушительной силе светского государства?
Ответы на эти вопросы непросты. Будь то Европа или Америка, между церковью и государством всегда существует напряжение. Для того чтобы оценить борьбу в Третьем Рейхе, мы должны узнать историю Первого и Второго Рейха, во время которых были посажены семена обмана церкви. А Третий Рейх поможет нам осмыслить грядущий Четвертый Рейх, который намного превзойдет Гитлера по своему размаху и жестокости.
Лучшим переводом слова Reich — «рейх» является «империя» или «царство». Для немецкого уха оно имеет почти священный оттенок. Я так хорошо помню, как наши родители, немцы, эмигрировавшие в Канаду, учили нас молитве Господней: «Dein Reich komme, dein Wille geschebe...» («Да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя», Матфея 6:10). Нацистами слово «рейх» использовалось для обозначения мистического и вечного царства Германии.

ПЕРВЫЙ РЕЙХ (800-1806 ГГ.)
Карл Великий был коронован Папой Римским Львом III в день Рождества в 800 году. Пока Лев пел мессу, Карл Великий молился перед склепом в базилике Святого Петра в Риме. Затем без предупреждения Лев возложил корону на голову Карла, в то время как собрание произнесло благословение. Карл был одновременно удивлен и обрадован. Он вышел из базилики Святого Петра императором, полным решимости использовать меч для построения единой вселенской католической церкви. Его завоевания принесли Европе единство и положили начало Священной Римской империи (империи, которая, по словам Вольтера, не была ни священной, не римской и вовсе не империей).
Тем не менее, Карл Великий закрепил возрастающее единство церкви и государства, зародившееся во дни императора Константина (274—337). В течение первых двух веков нашей эры церковь была гонима Римской империей. Когда же Константин в 312 году завоевал Рим, то церковь вступила в брак со своим врагом. Союз этот стал роковым. Отныне стальной меч (держава) существовал ради поддержки меча Писания (церкви). Коронация Карла Великого стала высшей точкой этого пагубного союза.

ВТОРОЙ РЕЙХ (1871-1918 ГГ.)
Представьте себе Германию как скопление почти трех сотен независимых государств, каждое из которых имело свою собственную организацию, часто — свою собственную денежную единицу и даже различные меры веса и единицы измерения. Что можно было сделать, чтобы объединить разрозненные государства Германии?
Отто фон Бисмарк (1815—1898), новый проницательный премьер-министр Пруссии, имел достаточно политической смекалки, чтобы понять, что объединить немецкоговорящие народы Европы может только война. Он извлек урок из поражения, нанесенного Наполеоном, и подготовил могущественную армию. Как превосходный политик, он спровоцировал войну с Австрией и подчинил эту страну Пруссии. Затем он развязал войну с Францией, поменявшись местами с той самой страной, которая некогда нанесла поражение Пруссии под умелым руководством Наполеона. Наконец, Германия стала единой и могущественной!
Чтобы морально добить Францию, Бисмарк привез туда короля Пруссии Вильгельма I для коронации в версальском Зале зеркал в качестве главы новой, объединенной империи. Кайзер (цезарь) Вильгельм дал ясно понять, что в его планы входит возвращение каждой страны, некогда принадлежавшей древней Священной Римской империи, под германское правление. Так благоприятно стартовал Второй Рейх.
Если Первый Рейх подготовил путь Гитлеру через объединение церкви и государства, то Второй Рейх способствовал параличу церкви через учение о том, что должен быть разрыв между частной и общественной моралью. Бисмарк заявлял, что однажды пережил обращение в христианство во время посещения дома каких-то набожных друзей. Однако он столкнулся с осознанием того, что как политический государственный деятель вынужден нарушать нравственные принципы, управляющие его личным поведением как христианина. И потому Бисмарк доказывал, что, поступая как слуга государства, человек не связан той же моралью, которой он должен обладать как личность. Государство, утверждал он, не должно быть судимо в соответствии с обычным законом, так как его ответственность выходит за рамки обычных человеческих ценностей.
Такому двухуровневому представлению о морали государственной и морали личной (которое, как утверждают, исходит еще от Лютера, настаивавшего на том, чтобы крестьяне подчинялись своим лидерам независимо от того, насколько те тираничны) учили в немецких церквях. Особый акцент ставился на учении Павла о том, что мы должны быть покорны политическим властям (Римлянам 13:1-2). Законам государства необходимо подчиняться, не спрашивая о нравственном обосновании того, что они повелевают исполнять.
Как сказал Бисмарк: «Я верю, что повинуюсь Богу, когда служу моему кайзеру». Посвящение высшей чести нации было священной обязанностью.
Те, кто был причастен к зверствам Третьего Рейха, часто обращались к этому разграничению, чтобы оправдать свои действия. Когда им задавали вопрос, как они могут согласовывать свою жестокость со своими гуманистическими ценностями, те часто отвечали: «Но это была война, и, очевидно, кто-то должен был исполнить свой долг, насколько бы тяжел он ни был». Говоря словами печально известного Эйхмана: «Я должен повиноваться законам своей страны и своему флагу».

ТРЕТИЙ РЕЙХ (1933-1945 ГГ.)
Германия в условиях воинствующего милитаризма и положения, когда государство поставлено выше обычной морали, ожидала диктатора, который вывел бы ее из униженного состояния. Давайте исследуем корни дерева, принесшего столь горькие плоды.

Конституционные корни
«Мои родители голосовали за него, потому что ситуация была очень плоха, и они полагали, что хуже уже просто быть не может»,— рассказывала мне женщина, пережившая эпоху нацизма. «Они думали: «А почему бы не дать ему шанс?». Миллионы немцев согласились. Итак, в 1932 году нацисты оказались самой большой партией в стране, но они еще не составляли большинство. В том же году произошли вторые выборы, однако из-за своего скверного поведения нацисты недосчитались голосов, хотя все еще оставались самым большим отдельным избирательным блоком. Эксперты предсказывали, что пора расцвета нацистов прошла.
Тем не менее, безработица была высока, а коммунисты все еще представляли угрозу. Из-за того, что было множество партий и ни одна из них не составляла большинство, правительство застыло на мертвой точке. В отчаянии 30 января 1933 года Гинденбург назначил Гитлера премьер-министром. Человек, который тогда принимал присягу на верность Веймарской конституции, вскоре уничтожит ее.
Гитлер знал, однако, что в соответствии с конституцией срок его полномочий зависел от его способности обрести поддержку большинства в Рейхстаге. Парламент мог проголосовать против него, или же его мог уволить Гинденбург. Ему было необходимо большинство, которого у него не было. То, в чем он нуждался,— это пара чудес, и он совершил (или создал) их.
В преддверии выборов в марте 1933 года, которые, как он понимал, он не сможет выиграть, Гитлер, по-видимому, решил создать кризис. 27 февраля 1933 года здание Рейхстага в Берлине охватило пламя. Были очевидные признаки поджога, и наиболее вероятно, что люди Гитлера принудили голландца по имени Маринус ван дер Люббе проникнуть в здание через проем, используемый для системы отопления. Под дулом пистолета он развел в подвале здания огонь, и вскоре огромное строение было охвачено пламенем.
Гитлер обвинил в поджоге тайную организацию коммунистов и побудил Гинденбурга подписать указ, временно отменяющий личные свободы «для защиты народа и государства». Нацисты могли теперь обыскивать дома без ордера на обыск, конфисковывать имущество и запрещать собрания групп, которые могли им помешать. Подписав этот указ, Гинденбург фактически действовал в соответствии с Веймарской конституцией, в которой было оговорено, что президент в случае крайней необходимости может предпринимать действия в обход парламента. Не удивительно, что Гитлер назвал поджог Рейхстага «подарком богов».
Несмотря на то что Гитлеру все еще не удавалось достичь большинства, при помощи убийств, угроз и обещаний он смог получить две трети голосов большинства в Рейхстаге — достаточного для того, чтобы внести поправку в конституцию. Этой поправкой все законодательные функции были переданы ему лично. С этого момента уже он, а не Рейхстаг, устанавливал законы.
14 июля он постановил, что нацисты должны быть единственной политической партией в Германии.

ИСТОРИЧЕСКИЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ
В общем и целом, немцы не оказали большого сопротивления тоталитаризму. Об общем равнодушии народа я расскажу подробнее, когда речь пойдет о взятии Гитлером под свой контроль церкви. Вот что пишет Джеральд Састер: «Многие приветствовали отмену личной ответственности за свои действия, потому что повиноваться проще, чем согласиться с опасностями свободы. Рабочие теперь имели гарантированную работу, медицинское обслуживание, оплаченные отпуска, и если свобода означала голод, то рабство было предпочтительнее.» Человек, которого ожидали немцы, пришел.
Поскольку экономика была крепкой, людей не заботило, имеют ли они свободу слова, свободу перемещения и свободу голоса. Во времена Республики народ голодал в больших городах, и потому хлеб на столе был более важен, чем избирательный бюллетень в будке для голосования
«Это же экономика, глупец!» — гласил лозунг одного из кандидатов на пост президента Америки в 1992 году. Хотя это утверждение было слабым как для государственного деятеля, с точки зрения политики оно было превосходным. В нацистской Германии, как и в любую другую эпоху, существовала экономика, которая была ключом к политическому успеху отдельной партии или диктатора. Даже антихрист учтет, что большинство из нас поступает так, будто наши тела более ценны, чем души.

Одна женщина, жившая в Германии в эпоху нацизма, отметила: «Гитлер за год сделал больше, чем Веймарская республика за десять лет».
Во времена кризиса проще действовать быстро и решительно сильному лидеру, чем решить почти невыполнимую задачу достижения согласия и организации законодательного процесса в лабиринте комитетов. Библия предсказывает, что наступит время, когда мир будет нуждаться в человеке, который сможет действовать решительно и в обход медленного и непредсказуемого процесса законодательной безвыходности.
Если экономика является ключом к физическому выживанию, и если тело считается более важным, чем душа, то нравственность вскоре будет принесена в жертву интересам выживания. Немецкий народ (по крайней мере, в начале) был согласен простить Гитлеру его чистки и беспощадные бойни взамен на право жить. Немцы говорили просто, что до прихода Гитлера у них была свобода, но вместе с ней пришла и свобода голодать.
Когда существование Бога было стерто из сознания правящей элиты, а государство было превознесено над законами обычных людей, Гитлеру уже ничто не мешало достичь своей цели. Достоевский был прав: «Если Бога нет, то все позволительно».
То, что описал в своем очерке человек по имени Рудольф Гесс, стало реальностью. К власти пришел бог, и миллионы попали на удочку его соблазнов. Он взял крест Христов с Его вестью о любви и прощении и заменил ломаным крестом, который имел силу опять сделать Германию великой. Гитлер не успокоился до тех пор, пока его крест не стал во главе.
Категория: Коротко | Просмотров: 756 | Добавил: Neu | Рейтинг: 4.9/10
Всего комментариев: 1
avatar
0
1 John • 16:22, 24.09.2014 1
Да , действительно " коротко" biggrin
А книгу уже читаю ,скачал по ссылке.Спасибо за усердие брат Сергей .
Похожие материалы: Новые материалы:
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Сентябрь 2014  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930


ИЗЛИЯНИЕ.ru - Сайт для горячих христан © 2008-2016