Главная | Беседка | Регистрация | Вход
 
Воскресенье, 11.12.2016, 07:05
Приветствую Вас Гость | RSS
Категории раздела
Мур [61]
Tasya [64]
Наука [26]
Видео [635]
Sergey [93]
Dreams [1083]
Коротко [143]
Молитва [141]
Проповеди [567]
Творчество [467]
Пророчества [857]
Размышления [1298]
Свидетельства [320]
За всех человеков [224]
Мини-чат
 
200
Наш опрос
Если в вашей стране начнется всеобщая ЧИПизация населения, то вы:
Всего ответов: 437
Статистика

Онлайн всего: 16
Гостей: 16
Пользователей: 0
Главная » 2012 » Сентябрь » 18 » В объятиях Отца ( Джек Фрост )
23:34
В объятиях Отца ( Джек Фрост )
Откровение о любви Отца 
«Вот, Я пошлю к вам Илию пророка пред наступ¬лением дня Господня, великого и страшного. И он обратит сердца отцов к детям и сердца детей к отцам их, чтобы Я, придя, не поразил земли прок¬лятием». 
— Малахии 4:5-6 
«А затем конец, когда Он предаст Царство Богу и Отцу, когда упразднит всякое начальство и всякую власть и силу» 
— 1 Коринфянам 15:24 
Мы действительно живем в уникальный момент времени. Бог начал дело Своего восстановления среди Его сынов и дочерей, чтобы приготовить их к Пробужде¬нию Последнего Времени. Эти стихи из Библии говорят нам о том, что как началось все Отцом, так и закончится все более глубоким откровением об Отце. 
В январском выпуске журнала «Харизма» от 1990 года был задан вопрос Полу Кейну, известному во всем мире пророческому служителю: «Что произойдет в цер¬кви в течение 1990-х годов?». Он ответил: «Я верю, что церковь получит значительное откровение об Отцовстве Бога. Пройдет новая волна евангелизации, и множество «блудных сынов» увидят Божью любовь в церкви». 
В поздние 1980-е годы большая часть церкви охладе¬ла в своей любви к Богу. Одна из причин, почему это произошло, - мы превратились в «потребителей» Божьих благословений, которые хотели использовать лишь в своих эгоистических стремлениях к власти и материаль¬ным благам. Мы, как ни в чем не бывало, продолжали исполнять свои религиозные обязанности, перестав прислушиваться к Божьему голосу. Вся наша сила уходи¬ла на религиозную деятельность. Дети Божьи потеряли личный, глубокий опыт взаимоотношений любви со своим Небесным Отцом. Многим казалось, что любовь к Богу выражается лишь в делах. В ранних 1990-х годах Небесный Отец позвал нас «домой» - начало проис¬ходить повсеместное духовное обновление в церкви. 
Теперь, в начале нового тысячелетия, Небесный Отец превращает Церковь в Свой «семейный очаг», где мил¬лионы заблудших и потерянных людей увидят любовь, прощение и милость Небесного Отца и пожелают вер¬нуться домой, к своему Отцу! Мы не только будем знать теорию о Божьей Любви. Дух Святой изольется на нас и даст испытать на личном опыте, как Любовь Отца помо¬гает нам во всех наших нуждах. «Любовь Божья излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам». (Рим. 5:5). Недостаточно просто знать о Божьей Любви. Настало время, когда мы испытаем на самих себе и будем переда¬вать другим эту пламенную, нежную любовь нашего Не¬бесного Отца. 

Глава 1 
Я был в объятиях Отца 
Неужели я не ослышался? Это был голос моего сурового и жестокого отца. Но я услышал от него слова, которые так давно хотел услышать. 
«Сынок, я люблю тебя. Все будет хорошо». 
Это был 1972 год. Из-за передозировки ЛСД я лежал полумертвый на больничной кровати в Дайтон Бич, во Флориде. Мой отец держал меня в своих руках и гладил по длинным волосам. Он говорил мне, своему непослуш¬ному сыну, что он любит меня... 
«Неужели все это не сон?» - подумал я, прислушива¬ясь к звукам, издаваемым медицинским оборудованием. Мой папа говорит мне, что любит меня! Тот же самый человек, который силой повалил меня на пол и, взяв ножницы, начал стричь мои волосы в стиле «хиппи», крича при этом, что я - «позор для всей семьи». А теперь он нежно шепчет мне о своей любви. Я был как бы в тумане, все еще под действием наркотиков. Но эти слова глубоко проникли в мою душу. 
«Сынок, я люблю тебя». 
Когда я был мальчиком, мне так хотелось услышать хоть одно слово похвалы и одобрения! Мне так хотелось увидеть его улыбку и услышать о том, что он гордится мною, своим сыном! Но всякий раз, когда мое сердце открывалось, чтобы принять его любовь, я всегда глубо¬ко разочаровывался. Теперь мне 19 лет. Я не помню, чтобы отец хоть раз нежно взял меня на руки и сказал, что любит меня. В результате я стал чувствовать себя отверженным, и у меня пропало всякое желание его видеть. 
Как и многие мужчины того поколения, мой отец не умел выражать своих чувств. Он был хорошим человеком и готов был умереть за меня. Но для него проявление чувств было равносильным слабости. Ведь он жил во время Великой Депрессии, рос без отца. Поэтому он построил крепость вокруг своего сердца, чтобы защитить себя от боли. Затем он оказался на войне и научился там еще некоторым «приемам выживания». Вся его любовь к семье заключалась в ее материальном обеспечении. Еще он любил преподавать своим сыновьям «уроки выжива¬ния» в этом беспощадном мире. Он всегда говорил мне: «Будь жестким! Никогда не проявляй слабости. Не будь слишком чувственным. Будь мужчиной!» 
Многие годы я старался быть таким «мужчиной» с наставления моего отца. Но это привело меня к той больничной койке, на которой я теперь лежу, потерпев полное поражение в жизненной борьбе. И рядом со мной - отец! Он держит меня в своих руках и изливает свое сердце, говоря мне о своей любви ко мне. Отец не знал, вижу ли я его, чувствую ли я его руки, слышу ли его голос. Я уже не хотел быть сыном своего отца, но отец не хотел перестать быть моим отцом. Его преданность мне превысила мою преданность ему. 
Это заставило меня задуматься: а какую же тогда любовь питает ко мне мой Небесный Отец. Его любовь - безусловна. Он не может меня разлюбить, даже если я 
Его подведу! Однако мне понадобилось еще много лет, чтобы вполне познать Его удивительную Любовь. 
Стремление к успеху 
Мой отец был уважаемым человеком в своей округе. Всем хорошо знали о его атлетических способностях. Он был профессиональным тренером по теннису, завоевал множество призов и почетных грамот в Дайтон Бич. Изо всех сил я старался угодить своему отцу, пытаясь играть в теннис, но мне никак не удавалось хорошо овладеть теннисной ракеткой. Мои попытки выглядели ужасно, и отец был мной недоволен. Поскольку я не смог удовлетво¬рить его ожиданий, как спортсмен, мне так и не удалось завоевать его одобрения. Он постоянно мне говорил в очень жесткой форме, что во мне нет ничего хорошего. 
Он кричал на меня, как сержант в армии: «Шевели рукой! Будь зверем! Не будь таким слабаком!» 
Я заливался слезами и чувствовал себя таким беспо¬мощным. Почему мне было не суждено услышать похвалу или что-то хорошее от моего отца? Как я для него старал¬ся! Я думал: «О, если бы только у меня получилось хо¬рошо ударить ракеткой по этому мячу - как бы папа был доволен!» Тогда я еще не понимал, что через подобные отношения с отцом во мне формируются серьезные препятствия в отношениях с Богом. Во мне постепенно стал развиваться страх: я начал бояться ошибок, ведь меня за это осудят! Из-за страха я стал чувствовать себя все более ничтожным, когда мне не удавалось достаточно хорошо справиться с тем, что могло стать причиной одобрения со стороны отца! 
Все это не лучшим образом сказалось впоследствии. В 20-летнем возрасте я стал капитаном коммерческого рыболовного судна. Хотел самому себе доказать, что из меня может «что-то получиться». Я стремился быть самым лучшим рыболовом юго-восточного побережья США. Все стало вращаться вокруг моей мечты: стать тем, кого у нас в рыболовном деле обычно называют «лучший крючок». 
По примеру отца, я всегда и везде был самым лучшим, самым сильным и «крутым». Я развил в себе неистовый характер. Все рыболовы знали силу моего гнева. Стоило кому-нибудь из них упустить рыбу или разочаровать меня в чем-нибудь еще, я изливал на них всю свою ярость. Меня называли «Капитаном Блаем» с берега Каролины. Я был тираном. Никому не хотелось связываться с Дже¬ком Фростом в те дни. 
Как часто я рисковал жизнью - как своей, так и всей команды, проводя более недели в море среди зимы. Я гонял свое судно со скоростью 40-60 миль в час ради того, чтобы завоевать право называться «лучшим крюч¬ком». Как я боялся неудачи! Среди моих амбиций не было места состраданию. Я должен быть победителем любой ценой. Я бы счел себя ничтожеством, если бы не поймал рыбы больше, чем другие. Я не мог понять, что на самом деле мною двигало подсознательное желание угодить своему отцу. Отсутствие отцовского одобрения создавало во мне пустоту, которая съедала меня заживо, подобно раку. 
Но все изменилось в 1980 году, когда Божья любовь наконец-то достигла моего сердца. В то время мне было 27 лет, и моя жизнь была в развалинах. Уже более 10 лет я находился в зависимости от наркотиков, спиртного и порнографии. По сути, я не осознавал, что через все это пытаюсь уйти от боли, которую причиняет мне мой страх перед неудачей. Я не владел своим темпераментом. Моя жена, сын и многие другие часто становились жертвами моей грубости. Сколько ран я причинил им своими оскорбительными словами и гневными взглядами! 
От всего это мне было невыносимо больно. В отчая¬нии я уплыл на своем судне за 40 миль от берега Север¬ной Каролины. Это был февраль 1980 года. Три дня я отчаянно взывал к Богу в поисках Его присутствия. 
«Бог, пожалуйста, сделай что-нибудь! От меня стра¬дают люди! Я веду себя ужасно. Я не понимаю, что со мной происходит? Еще немного, и я могу сойти с ума. Почему я такой жестокий? Внутри меня как будто бы яд... Прошу Тебя, помоги мне!» 
И прямо здесь, в самую тяжелую минуту моей жизни, я впервые встретился с безусловной любовью Христа. Его присутствие сразу же разрушило узы алкоголя, наркотиков и порнографии. В одно мгновение Бог дал мне новое сердце. Бремя греха было свергнуто. Впервые в жизни я почувствовал настоящую радость. 
Наконец-то я вкусил и увидел, как благ Господь. Сколько лет я стремился к освобождению от страха перед неудачей, который был движущей силой в моей жизни. 

Я старался для Бога 
После моего обращения я стал принимать активное участие в жизни церкви. Я быстро убедился в том, что моя склонность к человекоугодничеству находит свое выражение в религиозной среде. Искаженная духовная ориентация, страх перед неудачей и привычка бороться за признание - все это выразилось в моей церковной деятельности. Я был убежден, что должен стараться как можно больше сделать для Бога и завоевывать признание окружающих меня христиан. Я думал, что только так могу угодить Богу. 
Я полагал, что любовь к Богу может быть выражена только в усердной духовной работе. Я пытался строить на этом свою репутацию. Точно так же считали и мои верующие друзья. Чем больше мы будем молиться, пос¬титься, читать Библию, свидетельствовать неверующим о Христе и посещать церковные служения, - тем больше мы угодим Богу. 
Пришлось платить огромную цену за это искаженное представление о характере Бога. Я старался изо всех сил угодить Богу. В результате я потерял мир, радость и покой. У меня не хватало сил убедить жену и детей, что я люблю их больше, чем свое служение. 
В 1984 году я стал пастором небольшой церкви. Я хотел, во что бы то ни стало привести как можно больше людей ко Христу, чтобы моя церковь была одной из самых быстрорастущих в нашей деноминации. Я жаждал осу¬ществления поставленных мною целей, чтобы добиться похвалы и признания от людей! Точно так же, как я хотел быть лучшим рыбаком юго-восточного побережья США, теперь я хотел стать лучшим христианским лидером. На самом деле я до конца не осознавал, что мною движет. Я просто желал, чтобы во мне нуждались. 
Мне хотелось хорошо выглядеть перед другими, но за ширмой успеха скрывался несчастный человек и его семья на грани разрушения. Моя преданность «служе¬нию» оказалась больше преданности жене и детям. У меня не было любви к людям. Дома я вел себя раздражи¬тельно. Со мной невозможно было нормально общаться. Все, о чем меня просили, я делал со скрытым гневом. 
Я выглядел очень строго и в своих проповедях только и делал, что требовал тщательного исполнения Божьих заповедей и послушания церковному руководству. Я говорил об истинах Божьих, но при этом в моем сердце отсутствовала любовь. Конечно же, я знал богословскую истину о любви Божьей, но не выражал ее в своей жизни. Я мог цитировать места из Библии о Божьей безусловной любви, но, тем не менее, я не знал, что это такое. 
Я стал сравнивать себя с другими служителями. Некоторые из них казались более успешными и благосло¬венными, чем я. Горький корень зависти не давал мне развивать здоровые взаимоотношения с другими пастора¬ми и служителями. Я видел в них соперников. Я научился притворяться, сидя на пасторских конференциях с улыб¬кой на лице, но за этой религиозной маской скрывалась зависть и осуждение по отношению к тем, у кого в служе¬нии был очевиден успех. 
Я буквально не переносил успеха у других, и чув¬ствовал себя неловко перед успешными служителями. 
Но если я узнавал, что у них есть проблемы, то тайно радовался этому. Мое сердце было поражено гордостью. 
В конце концов, я понял, что мне необходимо духовное исцеление. В 1986 году я оказался на одной конференции. Там совершались особые молитвы за духовное исцеление. Дух Святой открыл, что внутри меня были корни гнева, беспокойства и замкнутости. Это настолько сильно повлияло на мою жизнь, что в 1988 году мы с женой Тришей стали проводить семинары по духовному исцелению для церквей. 
Я думал, что освободился! Мы с Тришей с большим успехом помогали пасторам и служителям обретать исцеление в их жизнях и семьях. Но вскоре я обнаружил, что я сам еще не до конца свободен от моей страсти угождать людям! Хотя мы и помогали другим, во мне все еще проявлялся инстинкт борьбы за признание. Я периодически смотрел на свою жену сердитым взглядом и жестко разговаривал с ней. При этом мне всегда каза¬лось, что я в порядке, и проблема - не во мне. 
Внешне я выглядел христианином с сильным харак¬тером и высокими духовными ценностями. У меня ни¬когда не было морального падения. Я изо всех сил стре¬мился к праведности, молился, изучал Библию по два-три часа в день. Казалось, что я все делаю правильно. Но я не мог оказать элементарной любви членам своей собствен¬ной семьи. Я не знал, что такое радость. Не было мира в сердце. Все, что я имел - это личные амбиции. Все, что меня интересовало - это положение в обществе, власть и материальные блага. Я старался быть верным в исполнении своих обязанностей по служению, но не из-за моей любви к Богу, а исключительно ради личной выгоды. 
Я не понимал своей проблемы, зато ее хорошо пони¬мала моя семья! Но мне казалось, что жене жаловаться не на что. Ведь я ей верен. Я ее обеспечиваю. Триша знает, что я ночую только дома, принадлежу только ей. Ведь я предан брачной чистоте. Я не коснулся порнографии со дня моего обращения к Иисусу. Каждый день говорю жене, что люблю ее. 
Однако во всем этом не было ни теплоты, ни неж¬ности. Она не чувствовала себя любимой, скорее - отверженной. Насколько болезненным было для нее то, что у мужа находилось достаточно сил удовлетворять нужды других (и свои собственные), но где при этом была его любовь к жене? Он не любил ее больше, чем свое служение. В результате ей приходилось носить маску, за которой скрывалась обида. Муж не был близок, и она попала в глубокую депрессию. В церкви нашлись люди, которые даже попытались обвинить Тришу во всем, но это загнало ее в глубокое самоосуждение. 
Ей постоянно приходилось слышать: «Твой муж - истинный человек Божий! Ты должна быть благодарной за него. Как ты можешь думать о нем так плохо?» Триша внутренне умирала. Ведь это длилось уже 20 лет. У нее больше не было никакой надежды на улучшение поло¬жения в семье. 
К своим детям я относился ничем не лучше. Я не испытывал радости от общения с ними, а только предъявлял им массу требований. И я никогда не был доволен своими детьми. Меня не удовлетворяли ни их оценки, ни достижения в спорте, ни то, как они выполняют домашние обязанности. 
Хотя я говорил им, что люблю их, но при этом постоянно указывал только на их ошибки и недостатки. Я требовал от них беспрекословного послушания, но даже не знал, как выразить любовь, нежность и мило¬сердие, когда у них что-то не совсем получалось. Я читал все доступные книги по воспитанию детей, старался прислушиваться к мнению экспертов, но при этом я не мог выразить любви к своим детям. 
В 1995 году мой семнадцатилетний сын и четырнад¬цатилетняя дочь полностью закрылись для меня. Они перестали принимать от меня какие-либо советы и замечания, перестали смотреть мне в глаза, потому что боялись увидеть мой сердитый и раздраженный взгляд. Они старались избегать меня и не разговаривать со мной, потому что боялись в чем-то не угодить и рассердить меня. Моя гордость привела их к бунтарству, и они стали искать любви и признания в неблагополучных компа¬ниях. Но самое ужасное - им больше не хотелось ничего слышать о том злом, сердитом Боге, Которого я им пред¬ставлял. 
Слезы исцеления 
Моя семья разваливалась. Но Бог не оставил нас. В 1994 году я принял участие в конференции духовного обновления. Там Господь дал мне свежее откровение о Своей силе и благодати. Несколько часов я плакал на коленях перед Господом. Я не знал, что такое Божья филео - любовь. 
Филео - греческое слово, означающее проявление человеческой нежности, ласки. (См. Ин. 16:27). Иногда это слово встречается в Библии, указывая на Божью любовь. Но в моем представлении Бог был только Богом силы, которая проявляется в Его великих делах и чудесах. Я никогда не думал, что Бог может быть нежным и ласковым, любящим безусловной любовью. Но даже после этого чудесного Божественного посещения я все еще не переставал бороться за признание и угождение людям. И чем больше росло служение, тем сильнее становилась борьба. 
К тому времени моей семье уже порядком надоело то, что я ошибочно называл «служением». На самом деле я поклонялся «золотому тельцу» гордости и эгоизма. «Служение» - это было все, чем я жил, о чем говорил, что вызывало улыбку на моем лице. Я не был способен любить свою семью и заботиться о ней - и поэтому полностью отдал себя тому, что у меня лучше всего получалось - «служению». Это принесло несчастье в наш дом. Триша больше не могла этого выносить. И хотя с религиозной точки зрения я вроде делал все правильно, наша семья была на грани катастрофы. 
Я думал, что вся проблема заключается в Трише, и поэтому повез ее на конференцию исцеления души. Был ноябрь 1995 года. Я хотел, чтобы она была рада моим успехам в служении и ценила все мои жертвы, на которые я иду ради нее. 
Во время дневного пасторского семинара соверша¬лась молитва за жен пасторов. Триша сидела на полу, тихонько молилась и плакала. Я преклонил колени рядом с ней. Вдруг кто-то стал молиться в микрофон. Слова молитвы удивили меня: 
«Отец Бог, я прошу тебя за тех мужчин в этом зале, которых никогда не' обнимали их земные отцы. Обними их. Дай им любовь, которую их отцы не могли им дать», it 
Я сразу же почувствовал, как на меня сошло помазание Святого Духа. Я не мог понять происходящего, но это было нечто подобное огню любви, который наполнил мою душу. Я заплакал, как дитя. Такое прояв¬ление чувств не было свойственно мне. Я всегда умел контролировать свои эмоции, особенно перед женой, детьми и другими служителями. Но теперь маска была снята. 
Я вспомнил себя в возрасте 10 лет. Как будто Бог перенес меня на время в далекое прошлое. Я сидел в кладовой, дрожа от страха. Из родительской спальни были слышны стук и крики. Было страшно. Я чувствовал себя одиноким и отверженным. И вдруг я почувствовал жгучее желание: мне так хотелось, чтобы папа обнял меня! Я никогда не был в объятиях своего отца. 
И сейчас, 34 года спустя, мой Небесный Отец отвеча¬ет на это неудовлетворенное желание отцовской ласки и нежности, сохранившееся в глубине моей души. Я познал, что такое Божья филео. Я лежал на полу и плакал. 
Отец Бог пришел ко мне в эту темную кладовую моего детства и обнял меня! В течение сорока пяти минут Святой Дух изливал на меня Любовь Господа, о чем апостол Павел пишет в Римлянам 5:5. Поток Его Любви протекал по моему телу, смывая вину, стыд, страх перед неудачей, отверженность, замкнутость, неспособность принимать и давать любовь. 
Наконец-то пришел прорыв! Моя гордость была сотрясена. До этого момента я не понимал, в каких узах я на самом деле находился. Всю жизнь я только и делал, что боролся и боялся! Иногда лишь после освобождения мы начинаем понимать, насколько были связаны. Тотчас же я почувствовал себя свободным - и впервые в жизни испытал настоящий покой. Всю свою жизнь я слышал о том, что Бог любит меня, но скрывался за стенами самозащиты, мешая Божьей любви достичь больного места в глубине моей души. Теперь Божья любовь стала для меня не просто теорией, а моей жизнью! Теперь «филео» перестало быть лишь греческим словом из области теологии. 
Я проплакал целых пять месяцев. Стоило мне только посмотреть своей жене в глаза или подумать, сколько боли я причинил своим детям, - слезы сразу же начинали течь ручьем из моих глаз. Я склонялся на колени у их ног и умолял их простить меня за всю боль, причиненную им, за то, как я своим отношением к ним исказил перед ними образ Бога. 
Я понимал, что наши отношения не исцелятся в одно мгновение. Прошли годы с тех пор, как сердца детей закрылись для меня. Но мое сокрушение глубоко затро¬нуло Их души. Нежная Отцовская любовь филео обраща¬ет сердца отцов к детям, и сердца детей к отцам, разрушая проклятие. (Мал.4:6) 
Четыре месяца спустя после этого удивительного крещения в Любовь Божью моя дочь писала сочинение в школе, на уроке английского языка, на тему: «Что особенно повлияло на мою жизнь». 
Когда я увидел ее сочинение, я те мог удержаться от слез: 
Особенным образом повлиял на мою жизнь мой папа! В его .глазах я вижу любовь Иисуса! Но когда-то в прошлом я его боялась. Он был «капи¬таном Блаем» из повести «Эйч Эм Эс Баунти». Но теперь он стал таким любящим и нежным, словно ягненок! Он так изменился! Он теперь добрый и ласковый, а не грубый и жестокий. Мне хочется последовать его примеру, я хочу быть такой же, как он. Его доброта была для меня большой под¬держкой в этом году. Я вижу, насколько он сильно любит и ценит Бога. Для него Бог не просто Свя¬тая и Всемогущая Личность. Он общается с Богом как со своим родным Папой. 
Теперь я не боюсь своего папу. Я могу сесть к не¬му на колени. Мне с ним очень хорошо и спокой¬но. Я очень люблю его улыбку. Мне нравится, ког¬да он садится рядом со мной и с любовью помогает решать мои проблемы. Он всегда хвалит меня, ес¬ли у меня что-то хорошо получается. Мой папа стал совсем другим. Я горжусь моим папой. Мне становится радостно, когда он смотрит на меня с улыбкой. За последние четыре месяца я очень многому научилась от него. Я прощаю его за то, каким «капитаном Блаем» он был в прошлом. Я люблю тебя, папа! 
Могущественное откровение о Божьей любви стало влиять на мои отношения с женой. Хотя на это потребо¬валось время. 
Я очень редко молился за свою жену или вместе с ней до 1995 года. Несмотря на быстрый прорыв в отношениях с детьми, я долго не мог испытать глубоких изменений во взаимоотношениях с Тришей. Негативный опыт моего детства давал о себе знать, и поэтому я все еще не мог открыто проявлять все свои чувства по отношению к жене. С ней я до сих пор вел себя довольно сдержанно. Каждый день я говорил ей: «люблю», но не мог впустить ее внутрь своего сердца. Я боялся новых душевных ран. 
В марте 1996 года вместе с группой мужчин я поехал на конференцию в Канаду, в поисках более глубокого откровения Божьей любви. Во время первого собрания за меня была совершена молитва исцеления от внутренних травм детства. Женщина, которая за меня молилась, получила откровение о том, как в десятилетнем возрасте я построил «стену защиты» вокруг своего сердца. Это было во время серьезных проблем в отношениях между моими родителями. 
Молитвы этой женщины освободили мое сердце. Два часа я лежал на полу и безудержно плакал. Небесный Отец изливал на мое израненное сердце Свое утешение, любовь и нежность. Когда я встал на ноги, то вдруг понял, что получил исцеление от всех моих давних ран. 
Вечером, во время молитвенного служения, река Божьей любви окончательно смыла весь страх, и «стены» вокруг моего сердца были разрушены. В течение после¬дующих четырех дней я плакал от ощущения боли, с ко¬торой вынуждена была жить моя жена Триша, ведь я постоянно держал ее на почтительном расстоянии от моего сердца. Я подсознательно отталкивал ее. По моем возвращении с конференции я молился за нее молитвой исцеления, передавая ей Божью любовь, которая изли¬лась в мое сердце. Небесный Отец исцелил также и ее от глубоких внутренних.ран, полученных в молодости. Она плакала часами. Отец Небесный утешал ее Своей исце¬ляющей любовью. 
Бог перевел наши взаимоотношения на более глубо¬кий уровень близости. И хотя мы встречали некоторые препятствия на пути к исцелению, Дух Святой всегда давал откровения о каких-то внутренних ранах из прош¬лого, из-за которых возникли «защитные стены». В ответ на наше покаяние, Господь омывал нас Своей любовью, удалял скрытые преграды и продолжал вести нас глубже, сближая нас друг с другом во взаимной любви. 
Однажды в 1998 году, я почувствовал побуждение написать стихотворение своей жене. Я никогда не был поэтом, и от стихотворства очень далек. Но сам факт появления такого стихотворения является свидетель¬ством преобразующей силы Святого Духа в моей жизни. Насколько сильна Божья любовь! Она способна изменить до неузнаваемости даже такого скверного мужа, каким был я! 
Большая Любовь 
В нашем путешествии по этой земле 
Любовь родилась в муках и страданиях, 
Любовь родилась из стыда и слез, 
Мы будем верными в любви навсегда. 
Никакая боль не может остановить нашей любви, 
Ни стыд, ни страх, ни сердечные раны, 
Ведь наша любовь преодолела всякую стену, 
В пылу борьбы она одержала победу. 
Твоя любовь привела меня к покою, 
Она была испытана суровой болью, 
Но ты преодолела все, ты дарила добро, 
И благодаря тебе я благословен! 
Кто еще может любить, как ты? 
Ты прекрасна, верна и добра. 
Твое сердце сделано из чистого золота, 
Твоя жизнь - это прекрасная поэма. 
О твоей любви будут говорить из века в век, 
Твоя любовь ярче, чем солнце, 
Она подобна пылающему огню, 
Любовь непритворная, искренняя, исцеляющая. 
Твоя любовь наполняет мое сердце видениями и снами. 
Я познаю, что такое вера, надежда, любовь. 
Твоя любовь придает мне смысл жизни, 
Твоя любовь побуждает мое сердце к жертвенности. 
Как может быть твоя любовь такой богатой и щедрой? 
Как ты можешь любить такого человека, как я? 
Как твое сердце может быть наполнено таким желанием? 
Я чувствую огонь твоей любви. 
Конечно же, твоя любовь сходит с Небес! 
Откуда может она еще быть? 
Как бы мне хотелось ответить тебе точно такой же любовью! 
Об этом я молюсь. Хочу любить такой же жертвен¬ной любовью. 
Мой Бог! Чем могу воздать тебе за то, что Ты сделал для меня? 
Ведь Ты подарил мне ее любовь - такую прекрас¬ную, такую щедрую! 
Прости меня за то, что я искал оправдание не любить 
В ранах, причиненных мне в прошлом! 
Я получил незаслуженную милость, когда впервые увидел ее лицо. 
Ты своей благодатью, в ее лице, открыл мне Свою Любовь. 
Для меня большая честь - называть ее своей женой. 
Я буду ценить ее и заботиться о ней всю свою жизнь. 
Я готов терпеть боль снова и снова. 
Принимать ее любовь, которая покрывает мой стыд. 
Я бы отказался от всего - от моей жизни, богатства и славы ради любви к ней! 
Как драгоценна она для меня. Я счастлив, что она носит мое имя. 
Когда я закончил читать стихотворение, 
Триша стала глубоко и сильно рыдать. 
Затем ее всхлипывания сме¬нили слезы радости и умиротворения. 
Триша поделилась со мной: «Все эти годы я действи¬тельно не верила, что ты любишь меня. Сейчас впервые в жизни я знаю, что это правда. Теперь я уверена, что ты действительно любишь меня!» 
После того, как сила Божьей любви преобразовала мою жизнь и семью, полностью изменился мой подход к служению. Я перестал пытаться заслуживать Божью благосклонность своими делами. Почему я хочу жить свято? Потому что не хочу, чтобы что-то в моей жизни угасило любовь, дарованную мне Богом. Служение пере¬стало быть борьбой. Был положен конец всякой зависти и соперничеству. Все духовные амбиции ушли в тень. 
Я движим лишь благодарностью за бесконечную и безусловную любовь, подаренную мне моим Небесным Отцом. Мое служение теперь проистекает из Божьей любви, наполняющей мою жизнь и семью. Я передаю людям эту нежную и ласковую Божью любовь филео, которую постоянно принимаю от Него сам. 
Мне потребовалось глубокое смирение и покаяние, чтобы в моей жизни произошло восстановление любви и ощущение близости, и это не произошло сразу. Я не могу сказать, что достиг всей полноты. Порой я теряю связь с Божьей любовью и нарушаю свои приоритеты. Иногда я снова бываю склонным к борьбе. Только теперь я не задерживаюсь в этом надолго, а сразу же возвращаюсь в место покоя. Я снова нахожу покой в исцеляющей любви Отца, и мое сердце вновь наполняется Божественным миром. В случае конфликта я сразу же прошу прощения у людей, которых чем-то ранил, и снова возвращаюсь к месту любви и близости с Богом. 
Что значит любить Бога всем сердцем? Стараться читать Библию каждый день, молиться, жить в строгой святости? Я не думаю. Если я способен убедить членов моей семьи в моей любви к ним, то тогда действительно в моей жизни проявляется подлинная любовь Бога! Если не способен, то это уже не любовь, а эгоизм. 
Мы можем делать множество великих дел: пропове¬довать, завоевывать души для Христа, совершать чудеса, кормить голодных - и получать за это человеческое признание. Но все это можно делать из неправильных побуждений. Библия говорит нам, что мы не можем говорить о своей любви к Богу, если не любим друг друга (1 Ин. 4:20). 
Желаешь ли ты познать любовь Отца во всей полноте? Хочешь ли ты испытать Его нежность? Эта книга содер¬жит многие драгоценные истины об Отцовской любви Бога, которым я научился через удивительную встречу с Ним в 1995 году. Это не просто здравое богословие. Я молюсь о том, чтобы вы получили нечто большее, чем теологическую информацию. Но, чтобы вы испытали на себе нежные объятия Небесного Отца, ощутили себя принятыми Им безо всяких условий, услышали Его нежные слова любви и глубже познали Его. 
Я молюсь о том, чтобы вы услышали слова, которые сказал Небесный Отец о Своем Возлюбленном Сыне в Евангелии от Марка 1:11 - «Ты Сын Мой возлюбленный, в Котором Мое благоволение». 
Вопросы для обсуждения 
1. Охарактеризуй свои взаимоотношения с роди¬телями. Всегда ли они относились к тебе с неза-служенной, безусловной любовью? Если нет, то не думаешь ли ты, что это отрицательно влия¬ет на твои взаимоотношения с Небесным Отцом? Каким образом? 
2. Многим людям трудно принять, что Бог любит их незаслуженно. Они не могут избавиться от стыда за свое отрицательное прошлое, или им кажется, что они должны старательно выпол¬нять религиозные обязанности, чтобы снискать благосклонность со стороны Бога. Что мешает лично тебе вполне признать то, что Бог любит тебя? 
3. Подумай о людях, с которыми ты находишься в общении. Могут ли твои близкие сказать, что видят Божью любовь в твоей жизни? Если нет, что необходимо для того, чтобы ты мог прояв¬лять Божью любовь по отношению к ним?
Категория: Размышления | Просмотров: 2134 | Добавил: rada | Рейтинг: 4.3/14
Всего комментариев: 1
avatar
1
1 Светлана • 06:28, 19.09.2012 1
Замечательная книга!
Похожие материалы: Новые материалы:
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Сентябрь 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930


ИЗЛИЯНИЕ.ru - Сайт для горячих христан © 2008-2016