Главная | | Регистрация | Вход
Приветствую Вас Гость
 
Топ
FAQ
Теги
О сайте
Беседка
Книги mp3 [93]
Книги [2247]
Видео [425]
SCOAN [514]
Аудио [41]
Семья [72]
Статьи [1413]
Разное [202]
Израиль [278]
Скачать [103]
Новости [407]
История [122]
Lakeland [145]
Картинки [247]
Популярное [139]
Morning Star [932]
Пророчества [757]
Пробуждение [195]
Прославление [496]
Миссионерство [285]
Исследуем Писания [109]
Расширенная Библия [53]
Ангелы на служении [406]
John G. Lake Ministries [210]
Это сверхъестественно! [522]
Статьи для перевода
Благословить
Друзья сайта
Комментарии
Наш опрос
В какой соцсети вы проводите больше времени?
Всего ответов: 459
Мини-чат
200
Я люблю Иисуса
Главная » 2019 » Октябрь » 7 » Гилберт Билезикян "Библия о роли женщины в семье и церкви". (Заключительное слово)
Гилберт Билезикян "Библия о роли женщины в семье и церкви". (Заключительное слово)
10:54
Заключительное слово

Изобилие данных, приведенных в этой книге может сбить с толку. Узнав столько информации, можно потерять из виду главную мысль спора.
Поэтому я решил подвести итог, чтобы помочь читателю обрести целостную перспективу на общее содержание книги и на ход дискуссии. Это своего рода резюме всей дискуссии или мини курс, освежающий в памяти ее развитие и позволяющий не читать всю книгу снова. Являясь таковой, эта итоговая глава может копироваться и использоваться для презентации позиции эгалитаризма в краткой форме. 
Изначально она была написана с этой целью и сначала была опубликована в Газете Прискиллы (лето 2002), под названием «Библейская община против основанной на половых различиях иерархии».
Наиболее убедительным доказательством существования Бога должен быть тот факт, что христианская вера пережила двадцать веков злоупотреблений и оскорблений, нанесенных ей церковью. В любом случае, церковь должна была бы засохнуть и умереть уже несколько раз за всю ее мученическую историю. 
Несмотря на ясные директивы о ее вере и образе жизни, предписанные ей ее божественным основателем, несмотря на легкий доступ к Божьему письменному откровению, несмотря на всегда доступное водительство Духом Святым, церковь, кажется, обречена на уход от истинного пути и на путь саморазрушения.
Почти тысячелетие из всей ее истории церковь пребывала в забвении своего божественного откровения.
Хотя библейский текст медленно исчезал с ветшающих свитков, скрытых в затхлых тайниках монастырей, служители продолжали поиски от колонны к колонне, стараясь извлечь божественную мудрость из надписей древних философов, из поразительной путаницы собственных учений. И только несколько веков назад какие-то благородные духовные искатели наткнулись на священные Писания и освободили их от забвения, это Писания, которые изначально дали церкви ее жизнь.
И почти в течение такого же времени церковь утеряла сокровище, ее самое священное вверенное ей дело — пусть спасения. Она забыла величие божественной благодати и позорно осмелилась подменить Божий дар жалкими усилиями человека. 
И чудесные завоевания креста она заменила системой спасения делами, которая оказалась бессильной. Менее пяти веков назад некоторые сыны церкви, в отчаянье движимые душевной жаждой, осмелились вдуматься в Слово Божье, чтобы снова открыть для себя и для грядущих поколений свободный доступ к божественной благодати, обеспеченный крестом во всей его силе и величии.
На заре третьего тысячелетия существования стало очевидным, что церковь начинает осознавать через превратности своей беспокойной истории, что она также утратила свою библейскую идентичность как община. Во всех деноминациях священство замечает растущее недовольство своих прихожан жесткими институционными структурами, парализующими и подменяющими истинную жизнь общины. Христиане читают повествования Нового Завета о ранней церкви, когда она была полна жизни под воздействием Духа.
Они начинают понимать библейское определение церкви как жизнеутверждающего центра творческой, динамичной, простирающейся, спасающей и помогающей христианской любви. Они сравнивают эти истории с тем, что происходит с их церквями, удивленно качают головой и понимают, что их обманывают.
Это заключительное слово имеет целью, минуя все герменевтические слои, черпать из самого Писания Божье определение церкви, как общины единства.
Дискуссия основана на изучении библейских фактов, сначала относящихся к изначальному Божьему замыслу для общины во время сотворения; затем того, что произошло при грехопадении; и что более значимо, жизни новой божественной общины, церкви.

                                                                                 Община при сотворении

История сотворения в Бытие 1 и 2 главе показывает, что Божий замысел для общины был основан на трех структурах, отражающих аспекты божественного образа, помещенного в человеческую жизнь. 
Первая — это онтологическая структура единства, которая составляет саму сущность Бога. Вторая — структура взаимоотношений, которая связана с изначальной парой связанных взаимным служением. Третья — структура служения, включающая участие обоих людей в выполнении миссии, предписанной им Богом через отношения дополняющих друг друга даров, данных им вне различий по рангу или полу.

                                                                                    Структура единства

Бог открыл Себя в христианском Писании, по сути, как множественность в единстве: триединой сущности. Отец, Сын и Дух Святой, все вечно соединенные вместе в изначальной общине единства, в единстве межличностной динамики, которую Библия описывает наилучшим образом, когда суммирует, что «Бог есть любовь» (1 Иоанна 4:8,16).
Потому что Бог есть любовь, Он — даятель. Когда Он отдает, то отдает в масштабе вечности. Он создает миллиарды галактик, каждая из которых содержит миллионы звезд, расположенных на тысячи световых лет друг от друга. Но эта всепоглощающая любовь может сузиться до маленькой планеты, которой выпала привилегия вместить в себе наивысшее достижение Его творчества: существ, созданных по Его образу и подобию. В качестве первой фазы этого творения Он создает одного. С нежной заботой Он создает живое существо — мужчину и помещает его в совершенной среде, специально созданной для него.
Однако, одиночество для человека «нехорошо». Сам он не может отражать межличностную динамику Творца и, следовательно, Его образ. Таким образом, из одного Бог творит второго, сделанного из того же человеческого материала, отличного по полу, но связанного в единстве (Бытие 2:24). Только когда оба созданы, «образ и подобие» становятся реальностью (1:27). Множественность в единстве общины на небесах отражается во множестве единства на земле.

                                                                           Структура взаимоотношений слуг

Вторая структура в порядке сотворения касается взаимоотношений, которые превалировали между членами общины единства. Поскольку одной из функций «образа» было отражение в человеческой жизни характеристик общины небесной, взаимоотношения внутри Троицы были примером для взаимоотношений в общине людей.
Потому что Бог есть любовь. Писание описывает взаимодействия между личностями Троицы как отношения взаимного почтения и уважения. Отец прославляет Сына, Сын прославляет Отца, а Дух Святой прославляет обоих. Отец отдает все, что имеет, Сыну, включая всю власть на небе и на земле и имя, которое выше всякого имени. Взамен, Сын отдает все, что имеет, Отцу, включая статус равенства с Отцом, когда Он смиряет себя до смерти крестной. Любить значит отказаться от личных интересов, чтобы смириться в служении. Именно так личности в Троице соотносятся друг с другом, потому что Бог есть любовь.
И ничего меньше этого не ожидается от людей, созданных по образу любящего Бога. Их взаимоотношения описаны как цикл взаимного служения и подчинения. Как «помощник», Ева была создана, чтобы спасти Адама от того, что было «не хорошо» — от одиночества. Она стала слугой ему, помогая ему стать вместе с ней общиной, которую задумал Бог создать из них (Бытие 2:18). Взамен он стал ее слугой, умерев для себя, заснув глубоким сном, чтобы дать жизнь ей, когда Бог дотронулся близко к его сердцу и взял часть его, чтобы создать ее (2:21-22).
Эти отношения единства еще более ярко описаны в декларации единства (2:24). Заглядывая в будущее, мужчина должен будет оставить отца и мать и прилепиться к своей жене, чтобы стать с ней одной плотью, одним телом, единым целым. Соотношение двух личностей, представленное в этом тексте, очень значимо.
Женщина является центром, стабильной точкой отсчета. Мужчина отрывается от биологической семьи и прилепляется к ней с тем, чтобы двое создали вместе единство. Здесь сделаны два наблюдения.
Первое, когда этот текст писался, практика была как раз противоположной. Именно невеста оставляла своих родителей и прилепляла себя к мужу под его патриархальной отцовской крышей или шатром. Второе, в каждой культуре обычно меньший человек движется к более высокопоставленному. Например, чтобы разобраться с крестьянином, царь не оставит свой трон и не пойдет искать его со свитой. Он призовет к себе крестьянина, чтобы он пришел в его дворец.

В тексте именно мужчина движется, в то время как женщина стоит в центре. Очевидно, что матриархальные выводы могут быть извлечены из этого текста, однако в общине слуг никто не борется за власть. И смысл заключается в том, что даже если и поменять соотношения, то разницы никакой не было бы, потому что единственно приемлемые взаимоотношения между слугами — это отношения взаимного подчинения.
Этот принцип еще более сильно акцентируется следующим стихом, представляя собой кульминацию всего творения. Мужчина и женщина были оба наги и не стеснялись этого. Нагота постыдна. Однако они не стыдились (2:25). Во всех культурах в Библии нагота рассматривалась как унизительное состояние, поскольку означала низшее положение человека. Нищие, попрошайки, заключенные и пленные были нагими, и, конечно же, слуги и рабы. Чем выше на социальной лестнице находится человек, тем более рафинированной и богатой становится его одежда. Одежда служила символом положения человека.
Иисус, как слуга, снял с Себя одеяние и омыл ноги ученикам, опоясанный полотенцем. 
На следующий день, когда Он исполнял наивысшее предназначение слуги на кресте, с Него сорвали одежды. Так и взаимоотношения между мужчиной и женщиной в саду были отношениями взаимного служения, как указывает на это факт, что они были оба наги. Они не стыдились, потому что быть слугами друг другу отражало отношения в Троице. Такое поведение соответствовало цели Творца для них — отражать отношения слуг, свойственные Троице.
Важно и то, что когда грех произошел, и они поняли, что их отношения с Богом и друг с другом изменились, следовательно, они захотели прикрыть себя (3:7). 
Грех аннулирует взаимоотношения слуги. Однако, в восстановлении всего, искупленные будут одеты в одежды царственные, уже не наги, поскольку будут царствовать со Христом во веки, по-прежнему слуги, но царствующие с Ним (Отк. З:4-21).

                                                                                      Структура служения

Третья составная структуры общины была установлена Богом внутри всего порядка сотворения — это служение, достижение целей, поставленных Богом перед людьми. Поскольку Бог, Который есть община, любит общины. Он повелел расширять общину на земле. Первое и наиболее важное наставление Бога человекам было плодиться, размножаться и наполнять землю (1:28). Бог, будучи абсолютом, не может воспроизвести Самого Себя. Но Свой образ может воспроизвести и должен. Если община — хорошо, то больше общины — еще лучше.
Второе божественное повеление, повеление господствовать, вытекает из первого. Чтобы физическая среда могла способствовать расширению общины, она должна была быть хорошо управляема. Следовательно, людям было велено владычествовать над землей, господствовать над фауной и флорой (1:28-30).
Как же выполнить эти две задачи? Один метод был: распределить их по принципу ролей. Например, женщина должна была бы выполнять домашние обязанности. 
Ее главным служением было бы иметь детей, растить их и готовить их наполнять землю, в то время как мужчина господствовал на ней. Именно мужчина должен был бы управлять землей.
Но поскольку Троица не действует таким образом, так же и образ Божий. Писание показывает, какие бы планы не предпринимались Богом, все члены Троицы участвуют в них. Хотя Бог Отец стоял впереди процесса сотворения, ни Сын и ни Дух Святой не были исключены из него. Когда служение искупления стало необходимостью, Сын вышел на первый план. Но и Отец и Дух были участниками всего. И когда началась работа по утверждению церкви и освящению верующих, Дух Святой был впереди, но ни Отец, ни Сын не стоят в стороне этого.
Божественный план для людей был таким же. Две заповеди были даны обоим (1:28). 
И конечно же, вклад обоих в общую задачу был различным в соответствии с их способностями. Исполнение заповедей было совместным служением, преднамеренно недифференцированным по ролям или в соответствии с принятым иерархическим порядком. Ибо таковые ссылки абсолютно отсутствуют в тексте.
Идея иерархического порядка между мужчиной и женщиной зачастую привносится в картину сотворения через манипуляцию словом «помощник» в Бытие 2:18 и 20.Это слово используется в тексте исключительно в отношении к тому, что не хорошо человеку быть одному. Он нуждался в «помощнике», чтобы сформировать вместе с ней общину единства, что Бог и предопределил изначально (2:24). Несмотря на это, целенаправленно использованное здесь слово «помощник» было вырвано из своего контекста и использовано в чуждом для него значении.
Согласно такому подходу, Богу стало так жалко Адама в его одиночестве, что Он в качестве акта благотворительности предоставил ему служанку, приятное удобство, улучшающее его жизнь, маленького помощника, которым он может командовать. 
Но текст учит как раз противоположному: Бог создал Еву, чтобы спасти Адама от «необщинности», чтобы стать вместе с ней множественностью в единстве, отражая на земле небесный образ Троицы, квинтэссенции множественности в одном.
Прочтение слова «помощник» в значении «спаситель» сильно акцентировано в Ветхом Завете. Слово появляется девятнадцать раз на протяжении от Бытия до Малых пророков в основном в Псалмах по отношению к Богу как «помощнику», означая не подчинение или бытовое использование, но в точности наоборот: того, кто может спасти с позиции силы и преимущества. 
В этом случае женщина помогла мужчине стать тем, кем Бог предопределил им обоим быть вместе: общиной единства на земле. 
В ясных, сильных и позитивных чертах первые две главы Бытия описывают общину на земле так как Бог задумал ее быть и функционировать. Три структуры, определившие общину, остро очерчены: единство, отношения слуг и неиерархическая гармония совместного служения.
Во всем порядке сотворения полностью отсутствует понятие иерархической структуры между мужчиной и женщиной. Порядок сотворения был насыщен иерархическими слоями. Суверенное право Бога над людьми ясно показано в тексте. Он направлял их деятельностью (1:28-30) и устанавливал границы человеческой свободы (2:17). И наоборот, правление людей над творением четко детализировано. Оно простиралось на рыб, птиц, скот, диких животных и даже на пресмыкающихся (1:26, 28). Однако, внутри этой властной структуры порядка сотворения сознательно отсутствует какая-либо ссылка на властное звено между мужчиной и женщиной. 
Если бы оно существовало, то по крайне мере оно заслуживало бы упоминания, как и о господстве людей над рыбами, птицами, скотом и ползающими гадами. Но его здесь нет.
Причины полного отсутствия элемента власти между мужчиной и женщиной при сотворении были исследованы выше. Библейское определение единства мешает такому разделению на ранги. Отношения взаимного служения, выраженные обоюдным подчинением, не соответствовали разделению на ранги. Партнерство в служении было гармоничным сотрудничеством, которое требовало ни больше ни меньше как совместного лидерства. Это было истиной до тех пор, пока грех не вошел в мир.

                                                                                    Разрушение общины

Дерево познания добра и зла не было поставлено в сад как злополучное орудие для проверки людей, для того, чтобы они споткнулись и упали. Наоборот, дерево находилось там, чтобы защищать их величайшее благословение: общение с Богом и общение друг с другом.
У людей уже было знание добра, поскольку все созданное вокруг них было «весьма хорошо». Но в саду таился и потенциал для зла. Дерево несло функцию тревоги. Пока они признавали и ценили благо их отношений с Богом, они продолжали оставаться в общении с Ним и, как следствие, друг с другом. Однако, если бы они восстали и отвергли порядок сотворения, если бы они отвергли суверенность Бога над ними и возжелали стать «как Бог», заменяя ее своей жалкой суверенностью, Божий порядок сотворения был бы разорван, их единение с Богом прекратилось бы и община была бы разрушена. Они остались бы одни.
Когда люди объявили свою независимость от Бога, нарушив Его волю, их единство разорвалось и они стали чужими друг другу, как двое незнакомцев ночью в парке, в страхе, подозрениях, защищая себя друг от друга, обвиняя один другого. Общность, которой он наслаждались, развалилась, превратившись во враждебность, отчужденность и изоляцию. Единство стало одиночеством. Не только они остались одни, отделенные от Бога, источника из жизней, и следовательно они теперь были подчинены смерти, но и каждый из них теперь был сам по себе: и она и он. Полное разделение.
Когда свершился великий мятеж, созданные Богом отношения взаимного служения и взаимного подчинения, превалировавшие между людьми, уступили место иерархии. Один стал правителем, а другой — подчиненным. Это положение, которого они раньше никогда не знали, было вызвано грехом (3:16).
Основным источником жизни для человека был Бог. Поскольку человек был сотворен из земли, то второстепенным источником его жизни была земля.
Когда грех разделил его с Богом, он был отрезан от первостепенного своего источника жизни. Он перешел в режим выживания второстепенной жизненной системы, земли. Он стал рабом земле, трудясь на ней в поте лица, чтобы заработать себе хлеб. Земля ответила ему терниями и волчцами. И позднее она отверзла свои уста и поглотила человека. Грех перевернул условия господства. До грехопадения человек господствовал над землей. Теперь земля господствовала над ним, и он стал ей рабом.
Будучи ее Творцом, Бог являлся первостепенным источником жизни женщины. Когда эти отношения потерпели крах из-за разрыва единства с Богом, она могла уйти только в свой второстепенный источник жизни. Она была взята из мужчины, который уже стал рабом земле. Она стала рабыней раба. Ее желание сердца было по-прежнему направлено на ее мужа, стремясь к единству, которым они еще недавно наслаждались. Но вместо этого он господствовал над ней. Под разрушительным влиянием греха гармоничный порядок сотворения превратился в уродливую иерархию между начальником и подчиненным.
Немного времени понадобилось мужчине, чтобы утвердить свое господство. До грехопадения он с радостью принял прекрасно имя, данное Богом его спутнице, признав, что она назовется женой (2:22-23).
После грехопадения он взял на себя власть назвать ее другим именем. Это имя признавало ее благородство как даятеля жизни в мире, пропитанном смертью.
Однако, назвав ее Евой, он сузил ее сущностную тождественность к одной из ее функций, как «матери» всех живущих (3:20). Отсутствие какого-либо доказательства о том, спрашивали ли совета у нее насчет нового имени, иллюстрирует действие иерархии. Ее возлюбленный стал ее господином.
Третьим следствием грехопадения стало разрушение общины, созданной Богом. 
Это было потерей структуры совместного служения. До грехопадения мужчина и женщина оба несли вверенную им ответственность населения земли и господства над ней.
Грехопадение разрушило партнерство. Мужчина и женщина стали функционировать раздельно. Задача управления землей стала компетенцией мужчины. Однако до грехопадения они оба господствовали над творением, а теперь мужчина восполнял недостаток обеспечения, работая на непокорной земле, которая все равно его превозмогала и обращала его жизнь в прах.
Заповедь наполнять землю и расширять общину была вверена им обоим: мужчине и женщине. После грехопадения рождение детей стало болезненным процессом, который женщина переживала одна. 
И когда была сделана ссылка на ее потомство, оно определялось как ее потомство, вопреки Ветхому Завету, где не женщина, а мужчина имел потомство (3:15).
Грехопадение оказало на Божье творение трехмерное отчуждение, чего изначально не существовало. Потеря единства создала пропасть разделения, после того, как мужчина и женщина отошли от Бога и друг от друга. Потеря взаимности в служении создала пропасть, приведшую к иерархии: одностороннего подчинения меньшого большему, низшего высшему. Потеря истинной взаимной дополняемости друг другом в выполнении Богом назначенных функций произвела разделение целей по предписанным каждому полу ролям. 
Результатом грехопадения было чудовищное искажение общины в том виде, в котором ее изначально создал Бог. Весь падший мир мог продолжать ожидать Искупителя.

                                                                                    Община в искуплении

Свойство Божьей природы — никогда не принимать поражение. Человеческие попытки узурпировать Его суверенность вызвали разрушение Его великого проекта «Община», но не уничтожили его. Через установления Ветхого Завета Бог тщательно подготавливал вмешательство Искупителя в человеческую историю. Он должен был трагически умереть и триумфально воскреснуть ради двойной цели: высвободить Свою новую жизнь в людей, отчаянно нуждавшихся в спасении и соединить их вместе в обновленной общине, в полноте божьего изначального дизайна.

                                                                                      Структура единства

По мере приближения полноты времени для Сына Божьего отдать Свою жизнь за последователей, выражением Его наивысшего желания было восстановить снова на земле образ единства, который определяет природу Троицы на небе. Достижение такого единства было для Иисуса наивысшим результатом Его искупительного служения. Все, что Отец и Сын вложили в Его служение, было сделано для одной цели — воспроизводства среди верующих на земле того же единства, которые царит в Троице (Иоанна 17:11,21-23).
Во Христе Иисусе те, кто был отброшен друг от друга грехом, теперь могли соединиться через кровь Христа. Своей плотью Он сотворил из них одно, разрушив стены враждебности, разделявшие их. С ними Он сотворил в Себе новое человечество, примирив их с Богом в одном теле посредством креста (Ефесянам 2:13-16). 
В соответствии с этим текстом, Иисус не только умер для того, чтобы спасти грешников. Но Иисус умер, чтобы спасти грешников, чтобы они смогли соединиться воедино. В соответствии с Новым Заветом, восстановление общины единства должно было быть высшим искупительным достижением Христа.
Во время Своего служения и в результате его, Иисус ожидал полного восстановления общины, как это задумал Бог при сотворении. Для определения общины в браке Христос ссылался на Писание, которое напоминает о том, что Бог сделал «в начале», когда «создал мужчину и женщину» и сказал: «Для того оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и двое буду одна плоть» (Матфея 19:4-5). Иисус резко отвергал последствия грехопадения, повлиявшие на человеческую общину, и утверждал изначальный благой Божий замысел. «Они уже не двое, но одна плоть».
Он абсолютно запретил всем вмешиваться в эту общину единства, основанную Самим Богом (ст. 6).
Грехопадение нанесло опустошительный удар по единству в браке до такой степени, что закон Моисея допускал сомнительную практику развода с женами по желанию без предъявления какой-либо причины и без права апелляции потерпевшей стороны (Второзаконие 24:1-2). Эта практика была зловещим нарушением общины единства, которую Бог изначально установил (Бытие2:24). Она унижала женщин, опуская их до уровня блудниц, передаваемых от одного к другому ожесточенному сердцем мужчине (Матфея 5:31-32; 19:8-9). Иисус восстановил женщин в положении равного достоинства и ценности с мужчинами, яростно опровергая практику одностороннего не имевшего оснований права на развод. Он утверждал единство как восстановленный стандарт для отношений между мужем и женой (Матфея 19:6).
Христос также ожидал, что это единство станет определяющей характеристикой взаимоотношений внутрицерковной общины. Во время душераздираюших страданий, когда драма искупления достигала своего апогея на кресте, всепоглощающей движущей силой Иисуса было создание новой общины. В мольбе к Отцу, которая как клеймо навсегда запечатлена в сердце учеников, Сын настоятельно, повторяя, просил о том, чтобы то же состояние единства, которое существует внутри Троицы, стало реальностью и в общении Его последователей (Иоанна 17:11;20-23).
В результате, когда церковь была основана в Пятидесятницу, община верующих осознанно посвятила себя развитию койнонии (Деяния 2:42), когда все верующие имели одно сердце и душу (4:32). Природа и влияние этого единства просто описаны Новом Завете.
Различия, которые обычно могли бы быть разделяющим фактором между людьми, преобразовались под влиянием их коллективной тождественности во Христе в объединяющую силу, которая притягивает всех в одно тело и связывает их вместе как Его членов (Римлянам 12:4-5). Как физическое тело является целой единицей со многими членами, также и со Христом. 
Все члены составляют коллективно единое тело благодаря деятельности Духа Святого. Они все объединены, несмотря на этнические («иудеи или еллины»), социальные («рабы или свободные») различия (1 Коринфянам 12:12-13). Богом рожденное единство делает совершенно незначительными те различия, которые производят разделение и вражду вне Христа.
Новый Завет подводит нас к итогу этого единства во Христе в отношении полов. Все, кто через веру во Христа стали детьми Божьими и крестились во Христа, обретают новую тождественность во Христе («облеклись во Христа», Галатам 3:27). 
В результате в Теле Христа неприемлемы не только различия этнические и социальные, но также и по половому признаку (ст. 28). Поскольку тождественность во Христе стоит выше всех характеристик, «нет уже ни мужского, ни женского». Это значит, что различия по половому признаку уже не имеют значения так же, как и по расовому, классовому, когда речь идет о жизни новой общины.
Объяснение этой радикальной перестройке дается в тексте «ибо вы одно во Христе Иисусе» (ст. 28). Библейское единство превосходит все разделения и дискриминации, произведенные в мире грехопадением.
Это единство становится реальностью для каждого человека, когда он или она приходит к «вере во Христа Иисуса». Но единство также включает в себя и участие в служении в жизни тела. Атрибут «единства» неделимо ассоциируется в Новом Завете с участием всех верующих в служении на основе даров каждого (Римлянам 12:4-8; 1 Коринфянам 12:7-13; Ефесянам 4:4-8, 11-13). 
Поскольку функциональность свойственна единству, библейский текст в Галатах 3:28 предельно ясно провозглашает несущественность различий по половому признаку для участия в служениях церковной общины.
Христос принимает каждого человека, несмотря на этническую принадлежность, класс или пол. Поступая так, Он показывает пример того, как верующие должны относиться друг к другу (Римлянам 15:7). Чтобы соответствовать Библии, община требует участия обоих полов на каждом уровне и в каждом измерении ее жизни.

                                                                                  Структура служения

Чтобы такое единство стало эффективным на практике, необходимо восстановить до уровня начальной благости отношения взаимного служения, которые грех свел до иерархии. 
На протяжении Своего служения Иисус учил принципам самоотречения и образа мышления слуги тех, кто составлял ядро новой общины (Матфея 25:14-46; Марка 8:36-38; Луки 9:57-62; 17:7-10; 22:27). Закладывая ее основания, Он никогда не строил иерархическую структуру среди них и не вдохновлял их это сделать; Он никогда не позволял апеллировать к суду, ибо ничто и никто, кроме общины, не может судить дела верующих (Матфея 18:15-19).
Яд иерархии, порожденный грехом, проник во взаимоотношения до такой степени, что те же самые ученики, которых Сам Иисус учил быть слугами, проголосовали за установление иерархии. Они продолжали соперничать друг с другом за высший статус (Марка 9:33-37) и за позицию власти (10:35-45). Чтобы раз и навсегда разобраться с этим, Иисус четко обозначил основу различий между общественной организацией в мире и в христианской общине.
В мире величие превозносит свою власть над другими. В новой общине истинное величие выражается в служении (10:42-44). Делая это, община следует за божественным примером (ст. 45). Иисус решительно запретил перенос в христианскую общину властных структур иерархического лидерства. 
Он поменял их на божественную парадигму лидерства: служение и взаимное подчинение.
Следовательно, нет никакого указания, ни разрешения в Новом Завете одному взрослому верующему иметь власть над другим взрослым верующим. Вместо этого, общее правило призывает к взаимному подчинению верующих из любви к Христу (Ефесянам 5:21).
Он один среди общины верующих достоин нашего полного подчинения Его воле.
Очевидно, этот императив к взаимному подчинению относится и к мужьям и женам. Человеческая община началась с пары в саду. Грехопадение прервало ее развитие. Искупление Христа восстанавливает ее в изначальный Божий замысел единства.
Среди всех ссылок на отношения мужа и жены в Новом Завете наиболее притягательной является тема о власти. Только однажды слово «власть» использовалось для описания отношений между мужем и женой, а не как абстрактный принцип, но также как действие, поскольку оно стоит здесь в форме глагола (1 Коринфянам 7:4). В соответствии с текстом, «жена не имеет власти над своим телом, но муж». Если бы предложение заканчивалось здесь, оно бы говорило о мужском лидерстве, как результате грехопадения. Но оно продолжается сильным утверждением и поразительным выводом: «Так же и муж не властен над своим телом, но жена». Совершенная взаимность может теперь царить даже на самом фундаментальном и представительном уровне человеческих взаимоотношений.
Только Христос мог взять в Свои сильные руки злые структуры иерархии, порожденные грехопадением, и перекроить их в форму креста.
Во Христе ни муж, ни жена не имеют превосходства друг над другом. В наиболее значительном выражении их союза их взаимоотношения наделены достоинством равенства совместной власти и партнерского лидерства. Объяснение, оправдывающее эти искупленные отношения, ясны: муж обязан отдать права на него своей жене в такой же мере, в какой и она отдает права на себя ему (1 Коринфянам 7:3).
Иерархия была заменена на союз совместного подчинения. Чтобы иметь правильное понимание о том, как неиерархическая экономика функционирует в действительности, текст предоставляет пример принятия решения супружеской парой, важного решения, поскольку оно касается их отношений с Богом в молитве и друг с другом в исполнении их супружеского долга. 
Решение должно приниматься по принципу консенсуса, и если нет согласия, то оно не принимается (ст. 5). Так же ни одному из партнеров в браке не позволяется навязывать свою волю другому.
С первого взгляда, эта модель взаимности, кажется, противоречит учению Нового Завета о главенстве мужа по отношению к его жене. Но это непонимание происходит только, когда «голова» предположительно имеет в оригинальном языке тоже значение, что и в современном английском, когда оно образно использовалось для обозначения «лидера», «начальника» или «власти».
Главенство Христа, поставленное в Новом Завете параллельно с главенством мужа, никогда не определялось терминами господства, лидерства или власти над церковью. Христос всегда определялся как голова (кого/чего или кому/чему) церкви, и ни разу как голова «над» церковью. Его главенство постоянно выражается через Его функцию слуги-обеспечителя полноты и роста церкви (Ефесянам 1:22-23; 4:15-16; Колоссянам 2:19), как источника или дающего начало се жизни (Колоссянам 1:18) и как ее Спасителя, что всегда является жертвенной ролью слуги (Ефесянам 5:23).
В Новом Завете главенство означает служение, а не власть. Как жены подчиняют себя своим мужьям, служа им, так же и мужья поступают как слуги своим женам в контексте взаимного подчинения (5:21), самоотдачи и любви (5:25-30).
Предписания Нового Завета общинам верующих не останавливаются на жизни в браке. Но они применимы и для более широкого контекста поместной церкви. 
Грозный запрет Христа против организации христианской общины в иерархию был направлен к тем, кто стремился разрешить своим «великим мужам властвовать над ними» или, что еще хуже, самим поступать так. Обращаясь к будущим лидерам церкви, Иисус наставлял их избегать иерархических позиций для того, чтобы служить 
(Матфея 20:25-28). Подобное правило взаимного подчинения не исключает и членов общины и даже ее лидеров от служения другим (Ефесянам 5:21).
По этой причине служение лидерства в поместной церкви всегда является совместной функцией в соответствии с Новым Заветом. Оно не вверяется лишь одному человеку, но множеству лидеров, избранным по их дарам, а не по их должностям, которые могут поступать с властью только тогда, когда они действуют коллективно, а не единолично. Обычно лидерство слуги функционирует через учение, наставление и убеждение. 
В Новом Завете случаи, в которых прибегают к власти — крайние, только во время кризиса или дисциплинарной ситуации. В новозаветном определении функция лидерства имеет природу слуги, а не власти.
Новозаветный пример лидерства не является делом занятия должности или ношения титулов, что часто происходит в мирской структуре, где лидеров называют «старший пастор» или словами, взятыми из неправильно переведенного библейского текста — «начальствующие старейшины» (1 Тимофею 5:17). Следовательно, лидерство в церкви является больше функцией слуги, а не прерогативой мужчин.
Такие лидерские функции не действуют по образу управленческой команды, а скорее являются поддерживающими работу общины, которые и являются настоящими исполнителями служения. Лидеры развивают людей, они оснащают, тренируют, мотивируют и вдохновляют собрание выполнять «работу служения для назидания тела Христова» (Ефесянам 4:11-12). Эта модель — не вертикальная пирамида власти, а перевернутая пирамида с лидерскими командами внизу, обеспечивающими поддержку и инициативу членов собрания выполнять свое призвание. Библейское определение лидерства как неиерархического служения считает не заслуживающим внимание обсуждение гендерного вопроса в отношении служителей церкви.

                                                                                   Структура служения

Радикальное восстановление общины до степени изначального Божьего замысла при сотворении также требовала перестройки структуры служения по принципу взаимного восполнения. Изобилующие свидетельства в Новом Завете указывают на то, что абсолютное участие всех в служении церкви на основе духовных даров Духа Святого стало доступным для каждого члена. Никто не исключался и не извинялся от участия в служении.
Дух сошел силой на последователей воскресшего Христа в Пятидесятницу и преобразовал их в церковь.
Первое заявление в тот день было связано с рождением новой общины и служением новой церкви. Цитируя пророка Иоиля, Петр объявил, что доступность Духа Святого как мужчинам так и женщинам теперь призывала к выполнению высшего служения — провозглашения Слова Божьего от Его имени (Деяния 2:16-18).
Когда церковь укрепилась в Иерусалиме и за его пределами, она оставалась верной этому виденью. И мужчины и женщины отвечали на призыв служения как соработники общины (9:36,39), как учителя Слова (18:26) и как пророки (21:9). 
Обращение использовать все свои духовные дары звучали ко всем членам Тела без исключений по половому признаку (Римлянам 12:4-8; 1 Коринфянам 12:7,11; Ефесянам 4:6-8; 1 Петра 4:10-11). Несмотря на разнообразие членов Тела, никому не позволялось вводить такие различия, чтобы не участвовать в служении (1 Коринфянам 12:14-20). Что более важно — никто не имел права навязывать такие различия другим, чтобы ограничить их участие в служении, к которому они были призваны (ст. 21).
Служение церкви требовало полной мобилизации всех ее составных. Никаких оправданий и исключений не терпелось. Как следствие, повеления, запрещающие женщинам нести служение, полностью отсутствуют в этих документах.
На этой основе и мужчины и женщины могли молиться и пророчествовать. Они должны были вести поклонение и провозглашать Слово Божье, несмотря на пол, учитывая различия с головными уборами (11:4-5), позволять всем пророчествовать, чтобы все Тело могло учиться вдохновляться (14:31; Колоссянам 3:15-16).
Иудействующие лжеучителя внесли путаницу в бурную жизнь церкви в Коринфе, запрещая женщинам служить и призывая их к абсолютному молчанию, объясняя их участие в обучении некими старыми антиобщинными несуществующими правилами (1 Коринфянам 14:33-35). Гневной реакцией Павла было саркастическое отвержение их учения. Разве эти спорщики придумали Слово Божье, которое они цитируют? Разве только им дана привилегия получать божественные наставления (ст. 36-40)? (Более полное исследование этого отрывка смотри в гл. 5, «Поющие мужчины и молчащие женщины»).
В Новом Завете императивом для христианского служения является призвание к полному вовлечению всех членов общины в работу поместной церкви силой Духа Святого. Однако, Новый Завет также представляет явно отличительную модель служения, находящуюся в остром противоречии к норме всеобщего участия.
Эта альтернативная модель найдена в пасторских посланиях и является строго ограничительной. Она исключает из активного участия не только женщин, но также и большинство членов поместной церкви.
Пасторские послания были написаны церквям, находящимся на грани краха. 
И Первое Послание к Тимофею и к Титу обращаются к церквям, в которые проникли лжеучителя, чьи ереси произвели расколы и распри, куда худшие, чем все, что происходило в церквях Коринфа, Галатии и Колосс до этого. 
Чтобы спасти эти церкви от саморазрушения, Павел послал двух учеников, Тимофея и Тита, как своих заместителей, чтобы разрешить сложившиеся ситуации. Павел написал эти послания к ним, чтобы составить план спасительных мер по управлению кризисом, пока он не приедет сам и не возьмет ситуацию в свои руки.
Исключительная стратегия, разработанная Павлом для разрешения проблем, радикально перевернула стандарты для участия в служении, которые ранее он сам отстаивал в своих посланиях. В соответствии с 1 Тимофею 2 и 3 и Титу 1, служение учения, управления делами церкви и лидерства были жестко укреплены и безжалостно ограничены. Лидеры, которые не смогли защитить церковь в Ефесе в частности, были уволены и заменены на группу мужчин, избранных на основе ограничительных стандартов. Новым квалификационным требованием стал семейный статус. Новые кандидаты должны были быть мужчинами, женатыми («муж одной жены») и отцами детей, которые были бы верующими, послушными и уважительными ко всем. Эти требования не подлежали обсуждению. Они являлись абсолютным критерием для назначения на лидерство. В это время в Ефесе они являлись неопровержимым доказательством способности служить церкви в кризисной ситуации (1 Тимофею 3:4-5).
Предписанные ограничения исключали из служения и лидерский функций в таких церквях не только женщин, но и следующие категории мужчин: всех неженатых мужчин (несмотря на то, что Новый Завет утверждает преимущество безбрачия в христианском служении), всех бездетных женатых мужчин, всех женатых мужчин только с одним ребенком и всех женатых мужчин, у которых слишком маленькие дети, пока не обращенные, всех женатых мужчин с детьми достаточно взрослыми, чтобы быть непослушными, всех женатых мужчины, чьи дети были верующими и послушными, но не почтительными во всем. И, для большего усложнения, текст не объясняет, какие есть стандарты и кто может оценивать степень послушания, подчинения и почтения.
Недискриминационное применение этой дисциплинарной модели пасторских посланий к управлению современными церквями затрагивает удивительные вопросы. Первое, очевидно, что структуры лидерства и служений в большинстве церквей рассыпались бы, если бы семейные требования этого послания применялись буквально.
Второе, принцип, стоящий за ограничением служения в больных и незрелых церквях до нескольких проверенных и компетентных лидеров, остается ценным и сегодня для церквей, которые находятся в подобных критических ситуациях. Тем не менее, такие лидеры должны избираться не по критериям половой принадлежности или семейного статуса, чтобы соответствовать библейским требованиям эффективного управления во время кризиса.
Третье, необходимо задать вопрос: почему лидеры мужчины во многих церквях требуют жесткого соблюдения всех ограничений для женского лидерства (1 Тимофею 2:11-12), в то время как они считают себя выше подобных же требований к мужчинам, которые являются не просто пожеланиями, но обязательными по Писанию (3:4-5, 12; Тит 1:5-6)? Лицемерие такого непоследовательного отношения должно быть признано и отвергнуто.
Двойной стандарт такой дискриминации является смертельным для библейской общины. Церкви, которые претендуют на зрелость и здоровье, должны выбрать нормативную модель, которая взывает к недискриминационной структуре участия в служении на основе духовных даров. Особые исключения, перечисленные выше, касаются мер кризисного управления в исключительных ситуациях для больных и незрелых церквей. Они, в общем, подтверждают нормативную практику для здоровых и зрелых церквей, о которых говорится в Новом Завете.
Эта дискуссия доказывает важность вызова для верующих в двадцать первом веке вернуться к практике, превосходящей различные церковные традиции, и, таким образом, восстановить для себя неиерархическую, взаимно дополняющую структурную модель общины. Такая община может служить примером отношений между христианами в церкви и в семье и стать магнитом для мира, чтобы через это непорочное свидетельство церкви неверующие могли увидеть величие Божьего плана примирения всех в Иисусе Христе.

 

Заключение

Категория: Книги | Просмотров: 95 | Добавил: BorisP | Рейтинг: 0.0/0 | | эксклюзив
Всего комментариев: 0
Похожие материалы: Новые материалы:
Теги: служения, женщины, семья, служение, женщина, церковь, мужчина, Мужчины
Форма входа
Календарь новостей
«  Октябрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 12
Гостей: 11
Пользователей: 1
natashahirvonen
Библия online

Глава

Я люблю Иисуса

Copyright ИЗЛИЯНИЕ.ru © 2008 - 2019