Главная | Беседка | Регистрация | Вход
 
Среда, 07.12.2016, 19:23
Приветствую Вас Гость | RSS
Категории раздела
Мур [61]
Tasya [64]
Наука [26]
Видео [631]
Sergey [93]
Dreams [1083]
Коротко [143]
Молитва [140]
Проповеди [566]
Творчество [467]
Пророчества [857]
Размышления [1297]
Свидетельства [320]
За всех человеков [224]
Мини-чат
 
200
Наш опрос
Если в вашей стране начнется всеобщая ЧИПизация населения, то вы:
Всего ответов: 427
Статистика

Онлайн всего: 46
Гостей: 39
Пользователей: 7
maratbeliaev, Kateryna1766, metatron, sergeschtut, maki65, Ядей, inavin
Главная » 2015 » Май » 30 » Видение об узком пути.
12:42
Видение об узком пути.
Это видение будет для вас благословением и хорошим откровением и стимулом к подготовке к вечной жизни.

В Евангелии от Матфея 7:13-14 мы читаем следующие слова: «Входите тесными вратами, потому что широки врата и пространен путь, ведущие в погибель, и многие идут ими; потому что тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их». Два пути перед тобою. Избери, каким идти! В Евангелии Христос говорит "Много званых, но мало избранных". Каждый из нас является званным, но не все окажутся избранными. Ими будут лишь те, кто сам избрал жизнь по Божьим заповедям. И к этому событию надо готовиться! Жизнь слишком коротка, чтобы пропустить самое главное. Тебе нужно стать на узкий путь, ведущий в жизнь вечную. К сожалению, будет мало спасенных! Многие это поймут слишком поздно. Вспомните, что говорил Иисус "Много званых, но мало избранных". (Матф.22:14)

В 1973 году, спустя 6 лет после начала пробуждения, тяжело заболела самая юная наша сотрудница зулу Лидия Дюбэ. Она находилась в небольшом госпитале при миссии Ква Сизабанту, где за неё много и усиленно молились. Однако все наши молитвы не помогали. Больной становилось всё хуже и хуже. Видя, что дальше так продолжаться не может, я позвал к себе её родителей и сказал, чтобы они попытались обратиться к врачам, так как все молитвы за неё не помогают. (Позднее мы смогли убедиться в том, что в данном случае мы имели дело с исполнением слов Писания, говорящих о том, что Господь действует сверх наших желаний, просьб и разумений).

Говоря о том, что предложил родителям Лидии проконсультироваться с врачами, я тем самым хочу подчеркнуть, что мы вовсе не против медицинской помощи и благодарны Богу за то, что Он даёт медикам способности и знания помогать людям в их телесных страданиях. В ответ на моё предложение отец и мать больной попросили меня поехать вместе с ними. Не откладывая дальше, мы отправились с Лидией к одному хорошему специалисту, который подверг её основательному обследованию, показавшему резко нарушенную функцию почек. Был назначен интенсивный курс лечения, который, к сожалению, не дал никаких результатов. Тогда мы снова пошли на приём к этому врачу. Осмотрев и вновь обследовав Лидию, он сказал, что у неё тяжёлая форма широко распространённой в Южной Африке тропической болезни бельхация, поэтому её необходимо немедленно госпитализировать, что и было сделано. Однако, несмотря на все старания, самочувствие пациентки улучшилось лишь на короткое время, после чего наступило резкое ухудшение, побудившее нас обратиться в другие, более высокие медицинские инстанции. Там было дополнительно диагностировано тяжёлое поражение печени, по поводу чего назначено соответствующее лечение, которое также не имело успеха.

В то время

В то время, ходя от одного врача к другому, мы не могли понять происходящего. Лишь много позже, после того, как Бог совершил Своё определение, мы уразумели, что означало всё пережитое Лидией. К сожалению, мы, люди, настолько близоруки и слепы, что часто бываем неспособны познать волю Божию в том, что с нами происходит. При этом нам кажется, что всё идёт вкривь и вкось, всё до обидного несправедливо и нелепо и является каким-то глупым стечением случайных обстоятельств. В такие минуты мучений и отчаяния мы часто, увы, не можем увидеть в постигшем нас несчастьи могучую, управляющую руку Того, Кто знает и предвидит всё наперёд.

Исполняя все назначения врачей, аккуратно давая Лидии все лекарства, мы, тем не менее, с горечью замечали, что медикаменты не только не помогали ей, но как будто даже ещё более ухудшали её и без того тяжёлое состояние. Видя угрозу надвигающейся смерти, мы снова спешно повезли её в больницу. Не скрывая от нас опасности положения, специалисты сказали, что у неё развиваются симптомы тяжёлой сердечной, печёночной и почечной недостаточности, и если её немедленно не положить в больницу, она неизбежно умрёт. После этого заключения я спросил родителей Лидии, в каком городе и в каком госпитале они хотели бы поместить свою дочь. Отвечая на это, отец сказал, что желал бы, чтобы Лидия сама решила этот вопрос. Когда мы обратились к девушке, она сказала, что лично её желанием было бы одно, – чтобы ей остаться на Ква Сизабанту, и если это угодно Господу, умереть среди близких и родных ей людей.

Поразмыслив, я высказал мысль, что это будет нелегко осуществить, потому что на миссии всегда масса людей и все имеющиеся у нас помещения переполнены. Но тут я вдруг вспомнил о нашем стареньком, удалённом от других построек домике, где сотрудники уединялись для молитвенных служений и тесного общения с Господом. Таким образом вопрос был решён, и мы поместили смертельно больную девушку в наш домик молитвы. Вскоре мы поняли, что всё, происходящее с Лидией, было не случайно и что Бог, если так можно выразиться, был занят тем, чтобы через её болезнь написать для нас одну бесценную книгу Его откровений.

В этом домике

В этом домике при Лидии находились некоторые из её родственников и кое-кто из сотрудников миссии, которые ухаживали за ней, стараясь хоть как-то своими заботами и любовью облегчить её мучительные, предсмертные страдания. В продолжение нескольких недель она не могла больше принимать пищу, почти ничего не пила и переносила ужасные боли. Но что для нас было странным и необычным, так это то, что чем тяжелее было ей по плоти и чем нестерпимее становились её боли, тем лучше проявляла себя её внутренняя духовная жизнь, тем ближе и отчётливей был её контакт с Богом. Всё это являлось для меня великим Господним откровением, потому что на практике в своей жизни я постоянно сталкивался с тем, что чем хуже бывало с каким-то больным, тем более нервным, раздражительным и нестерпимым для окружающих он становился, принося тем самым, разумеется, радость дьяволу и печаль Богу.

Что же касается случая с Лидией, то здесь было как раз наоборот: когда на её лице мы замечали отражение особенно сильных телесных страданий, то тихо говорили друг другу: «Теперь нам нужно быть очень внимательными к тому, что она говорит! Сейчас она будет учить нас особенно глубоким духовным истинам, которые открыл ей Господь». При этом сидящие у её постели начинали записывать то, что произносили в эти минуты её запёкшиеся уста. В течение многих дней и ночей, по-видимому, находясь в забытьи, она снова и снова повторяла: «О, да!.. Путь к небу – это нелёгкий путь!..» Время от времени тихим, шелестящим шёпотом она пересказывала нам увиденное, и мы, затаив дыхание, вслушивались в её едва различимые слова: «Бог показал мне путь веры, путь Господен!»

Я же, являясь живым свидетелем данного случая, хочу только поделиться с вами тем, что видели мои собственные глаза и что могли слышать мои уши; и ваше дело – верить моему рассказу или не верить.

То, что мы услышали от Лидии

То, что мы услышали от Лидии в предсмертные дни её мучительно тяжёлой болезни, напоминало мне слова 23 Псалма и те повеления, наставления и вразумления, которые мы читаем в 7-ой главе Евангелия от Матфея. Это напоминало также и то, что нам было знакомо из книги Джона Буньяна «Путешествие Пилигрима в небесную страну», хотя сама Лидия никогда не читала этой книги и ничего не знала о ней. Господь показал ей два пути – широкий и узкий и в образной форме так ярко охарактеризовал их, что увиденное ею может позволить всем нам взглянуть на нашу жизнь глазами Божьими, увидеть своё земное хождение в свете вечности и определить, на каком пути мы сейчас находимся.

Широкий путь, который видела умирающая девушка, был настолько широк и пространен, что по нему одновременно могли идти толпы людей. Места было так много, что каждый человек мог свободно передвигаться вместе со всем своим имуществом, со всем тем, что он имел и что ему принадлежало. Такого путешественника могли сопровождать его жена, дети, родные, друзья и знакомые. Он мог взять с собой в дорогу всё своё богатство, всё, что накопил и приобрёл за время своей земной жизни. По такому пути нетрудно было идти. Это было лёгким и приятным занятием. Здесь принимались в расчёт все человеческие чувства, ощущения и обстоятельства. Если, например, имеешь желание пойти на богослужение, то можешь пойти туда; если чувствуешь себя слишком усталым, можешь остаться дома.

Если вдруг ощутишь головную боль, то можно пренебречь собранием и, уютно устроившись на диване, просматривать газету, слушать радио или смотреть телевизор (При этом головные боли, как ни странно, сразу исчезают). На широком пути каждый мог свободно прогуливаться, разглядывая по сторонам то и другое. Нет необходимости быть осторожным и бодрствовать, наблюдая за тем, куда ты ступаешь. В общем, здесь ты чувствуешь себя настолько свободно, что можешь прыгать и танцевать, как хочешь. На этом пути при желании можно молиться или, взяв Библию, для успокоения совести прочитать пару стихов или глав, а потом отложить её в сторону и заняться просматриванием журнала или газеты.

Это – путь, отвечающий любому запросу, вкусу и желанию. Идя им, вернувшись домой, можно разозлиться на жену, которая приготовила на обед не то, что бы ты желал, сказать в ответ на её оправдания «пару ласковых слов» и для большего впечатления гневно выйти из дома, громко хлопнув при этом дверью; а потом, в тот же день, отправляясь в постель, перед сном с самым благочестивым видом склонить колени и произнести «святую» молитву (ведь надо же перед сном помолиться), после чего, не обращая внимания на коленопреклонённую рядом жену, встать и завалиться спать, демонстративно от неё отвернувшись.

На следующее утро

На следующее утро – первым делом опять на колени, а потом снова на работу, унося в сердце зло на свою «бестолковую» жену. Да, да! На широком пути можно свободно допускать в сердце своё обиду, зло и гнев! На нём ты спокойно можешь злословить и сплетничать! На нём – нет нужды прощать! В сердце своём можешь иметь всё, что только возможно, и всё это в себе носить! На этом пути можно спокойно поспорить и поругаться с ближним и, как говорится, высказать всё, что ты о нём думаешь, после чего со спокойной совестью пойти на богослужение, разумеется даже не подумав о примирении! Так что, как видите, широкий путь, показанный Лидии, был действительно очень широк! Возможностей на нём было сколько угодно, в том числе и для тех, которые называют себя детьми Божьими. Интересно было бы увидеть, насколько широк тот путь, по которому идёшь ты, мой друг!

Лидия видела, как по этому пути шёл один человек, который выглядел весёлым и счастливым. Он только что немного пригубил красненького винца, так сказать «для души», и теперь от радости пел и пританцовывал, находясь в самом что ни на есть добром расположении духа. На заданный кем-то вопрос, куда он идёт, он тут же, не задумываясь, ответил: «Как куда? Разве не видишь? В небо, конечно! Просто я не настолько фанатичен и узок во взглядах, как бывают некоторые!» Оглянувшись и увидев кого-то, кто в душевных борениях пытался найти другой путь, этот человек стал поучать: «Скажи на милость, с какой стати ты надумал тревожиться? К чему принимать всё так близко к сердцу! Поверь, что ты преувеличиваешь, и твои страхи прямо-таки смешны! Все мы – слабые люди, и все до одного – грешники!

Бог нас и таких любит!

Бог нас и таких любит! Он же для того и пришёл на землю, чтобы простить нам наши грехи!» Вот так он убеждал кого-то и, шагая рядом, размахивал руками, доказывая свою правоту, как вдруг прямо у его ног неожиданно разверзлась ужасная пропасть, и он сорвался туда со страшным, душераздирающим криком: «Горе мне! Я растранжирил всю свою жизнь! Где я найду теперь Иисуса?!..» В этом жутком возгласе слышался вопль отчаяния и раскаяния, но, увы, было уже слишком поздно что-то исправить. Так, в пропасти, оборвалась его надежда, и так он перешёл в вечность.

Многие из тех, которые шли этим путём, думали, что, идя по нему, они попадут на небо, хотя и делали в своей жизни то, что хотели. Было также много таких, которые молились и внешне всячески показывали своё благочестие. Другие демонстрировали своё человеческое благородство и моральную устойчивость и с чувством собственного достоинства, как бы прогуливаясь, медленно двигались вперёд. Кого только не было на этом пути! Люди всех национальностей и цвета кожи! Представители разных групп и сословий! Шли врачи и судьи, пасторы и учителя, продавцы и воры, философы и богословы, министры и чернорабочие! Каждый был спокоен и доволен собой, считая, что у него в жизни всё в порядке. Некоторые из них, бросая иногда взгляд в сторону, видели вдали другой путь, но каждый раз говорили при этом: «Нет! Этот путь слишком узок! Он чересчур труден, крут и каменист. Нужно очень много усилий, чтобы его преодолеть! Почему бы нам не оставаться на нашем пути, если мы так или иначе сможем достигнуть цели!»

Несколько в стороне от основной массы народа, идущего широким путём, находилась одна группа, которая не хотела идти вместе с другими, будучи несогласна с мирскими делами, которые видела в их жизни. Люди, относящиеся к этой группе, искали другой путь, но не находили его. Обращаясь туда и сюда, они блуждали рядом с узким путём, но не видели его, потому что были поражены духовной слепотой, причину которой умирающей девушке не дано было знать.

Таким был показан Лидии широкий путь. Но каким же иным по сравнению с ним был узкий путь! Он был настолько узок, что только двое могли одновременно идти по нему! Только двое! Не больше и не меньше! И эти двое были – человек, идущий по этому пути, и Господь Иисус. На узком пути муж не мог идти рядом с женою, а жена – вместе с мужем. Родители не могли идти со своими детьми, а дети – с их родителями.

Каждый должен был сам решить

Каждый должен был сам решить, пойдёт ли он таким путём, и, решившись на это, идти по нему только с Господом. Этот путь был похож на узкую, горную тропу, круто поднимавшуюся к самой горной вершине. Он был не только чрезмерно узок, но ещё каменист и тернист. Это может стать осуществимым только при содействии Господа и с помощью Его силы. Иначе – невозможно.

Рассказывая это, Лидия подчёркивала, что человек не может и мечтать о том, чтобы пройти этот путь и взойти на гору Господню, если у него половинчатое, раздвоенное сердце, которым он служит Богу и дьяволу. Невозможно это и для того, кто в своём христианстве несерьёзен, легкомыслен и поверхностен; для кого служение Богу является только привычкой, законом или традицией. Для таковых нет никаких шансов взойти на гору Господню и там, на святом месте, представ пред святым Величием Божиим, получить благословение и милость.

Узкий путь отходил от широкого пути и начинался тесными вратами, через которые нужно было войти. Эти врата были настолько незаметны и узки, что, если человек, проходя около них, не бодрствовал и не молился, то легко проходил мимо, так и не заметив их. Поэтому среди идущих людей было совсем немного таких, которые находили этот путь. Так что, как видите, узкий путь ко спасению нужно внимательно искать, прежде чем его найдёшь. Вот почему, всякий, кто в вопросах веры является поверхностным и равнодушным, проходит мимо узкого пути, даже не замечая этого. Лишь те, которые его настойчиво ищут, бодрствуют и молятся, способны заметить тесные врата и, пройдя через них, встать на узкий путь.

Как я уже говорил, на узком пути невозможно было идти одному. Только с Господом! Ни одного шага без Него! Без Него нельзя было ничего предпринять или сделать.

Перед глазами умирающей Лидии

Перед глазами умирающей Лидии одна за другой вставали своеобразные картины. В какой-то момент она увидела перед собой двух женщин, одетых в белые, чем-то напоминающие монашеские, одеяния. На узком пути они повстречали Господа, Который спросил их: «Скажите, куда вы идёте?» – «В небо!» – сразу же в один голос ответили они Ему. Иисус держал в руках Книгу, и когда Он читал из неё, то каждый из находившихся на этом пути, мог совершенно ясно осознать своё состояние, как и куда он идёт и какой конец его ожидает. Обратившись к женщинам, Господь сказал: «Я вижу, что вы омыли в Моей крови одежды свои. Только почему же вы не сделали этого основательно?! Посмотрите сюда! Видите эти пятна, оставшиеся на ваших платьях?» Так, из-за этих тёмных пятен обе женщины не смогли продолжать свой путь дальше и вынуждены были возвратиться назад.

Тем же узким путём поднимался в гору один молодой мужчина. Подойдя к нему, Иисус сказал: «Я вспоминаю тот день, когда впервые позвал тебя, и ты, отвечая на этот зов, обратился и принял Меня в своё сердце. Но взгляни-ка на свою ногу! Что ты видишь на ней?» Молодой человек оглянулся и только теперь заметил, что от его щиколотки тянется тонкая — тонкая и очень длинная верёвка, которая связывает его с другим человеком, которого он прежде знал. «Помнишь ли, – продолжал Иисус, – что, покаявшись, ты не сказал своему другу о том, что познал Меня, и потому желаешь очистить свою жизнь? А ведь когда-то ты грешил вместе с ним! Вместе с ним ты был в нечистых местах, совершая то и другое. Приняв Меня, ты не пошёл к нему и не привёл всё это в порядок, разорвав тем самым греховную связь. Он и теперь тебя знает таким, каким ты был раньше… «Так, из – за этой связи молодой человек не смог идти дальше, делая новые шаги вперёд в своей духовной жизни, и вынужден был оставить узкий путь.

Затем глазам Лидии предстала другая картина, которая была прямо-таки душераздирающей. По узкому пути шёл человек, неся на плечах мешок с мукой. Однако это была не чистая мука, а мука, смешанная с сахаром. Внезапно его остановил Господь и сказал: “А теперь отдели муку от сахара! В своём христианстве ты смешал вместе то и другое, чего Я не могу терпеть, поэтому раздели это теперь!» Видя, что это невозможно осуществить, человек в страхе вскричал: «О, Господь! Как же я смогу теперь это сделать?!» – на что услышал спокойный ответ: «Не Я, а ты сам это сделал, поэтому как смешал, так и раздели!»

Наверное вы спросите, друзья, каково значение этого. Видите ли, если мы, называясь детьми Божьими, начинаем сочетать христианство с миром, то Бог не может этого терпеть. Если, живя здесь, на земле, мы каким-то образом умудряемся смешивать христианскую жизнь с делами мира, то не следует забывать, что придёт день, когда Господь, точно так же обратившись и к нам, скажет: «А теперь отдели одно от другого!» Тогда мы с опозданием должны будем признать, что сделали недопустимую ошибку, которую уже невозможно больше исправить.

Но продолжу свой рассказ дальше.

Но продолжу свой рассказ дальше. Временами голос умирающей Лидии становился настолько слабым, что мы должны были приближать своё ухо к самым её губам, чтобы уловить тихий, прерывающийся, едва уловимый шёпот. Временами на её лице отражалось выражение мучительных усилий, и мы понимали, что в эти минуты в своих духовных видениях она с трудом поднимается вверх по узкому пути. «Господь Иисус! – шептала она – Умоляю Тебя, помоги мне сейчас! О, не отходи от меня! Будь рядом со мною, потому что мне так трудно идти!»

Позднее, в моменты облегчения, она рассказывала нам, что, идя узкой тропой, вошла в огромный и очень тёмный лес. Ужасно, какой мрак царил там! «Не могу понять, – говорила она, – как это возможно, чтобы в таком тёмном лесу жило так много людей! Интересно то, что каждый житель этого леса имел при себе какую-то вещь или инструмент, которым он был всецело занят. Один держал в руках радио и непрестанно включал его на такую громкость, что оно буквально грохотало. Другой крутил магнитофон. Третий сидел перед телевизором, будучи поглощённым тем, что там показывали. У кого-то в руках была гитара, на которой он постоянно наигрывал. Таким образом, все были заняты чем-то своим, причём каждый старался своим аппаратом или инструментом создать как можно больше шума и таким образом заглушить другого, обращая на себя всеобщее внимание и желая, чтобы слушали только его. Увидев остановившуюся в нерешительности девушку, они наперебой стали звать её к себе.

– Подойди-ка сюда на минутку! – кричал один. – Посмотри, что показывают по телевизору! Ах, не стоит быть такой фанатичной и так серьёзно подходить к подобным вещам!

– Нет! – категорически отказалась Лидия. – Я нахожусь на пути в небесный город!

– Так ведь я тоже туда стремлюсь! – не отставал от неё человек с телевизором. – Неужели ты думаешь, что у меня другая цель? Я так же, как и ты, на пути в небо! Подойди же сюда и посмотри, что тут показывают! Это же совершенно безобидные вещи! Очень даже хороший и полезный фильм! Посмотри! Не будь такой ограниченной и узкой в своих понятиях!

– Нет! Не хочу! – с ещё большей решительностью отвергла навязчивое искушение Лидия.

В этом тёмном лесу было много молодых людей, которые были так бесстыдно одеты, как это может позволять себе только мир. Здесь были также замужние женщины, одежда которых была настолько непристойна, что невольно возникал вопрос, что представляют собой их мужья, если они терпят подобное. По-видимому, и они такие же, как их жёны. Среди этих так называемых христиан были такие, которые совершали грехи, подобные тем, которые делала Лидия ещё до уверования. Все они кричали ей, что всё это не так страшно и в глазах Божиих вовсе не является грехом. Множество этих криков и грохочущая музыка так оглушили девушку, что она не знала, что ей делать дальше и, подняв свои глаза к небу, отчаянно возопила:

– Господь! Помоги мне! Скажи, что я должна сейчас делать?!

– Одно поможет тебе, – услышала она в ответ. – Закрой уши руками и в этой темноте взирай только на Меня!

Последовав этому совету, девушка вдруг увидела вдали ярко блеснувший, узкий луч света и пошла на него, всем своим существом ощущая помощь и близость Божию. Таким образом она миновала этот лес, не обращая больше внимания на тех, кто его населял.

Но продолжу свой рассказ дальше.

Девушка пошла дальше,

Девушка пошла дальше, как вдруг её глазам предстала необычная картина: много домиков, понастроенных около узкого пути теми, которые когда-то также шли по нему. Интересно, что люди не только жили в этих домах, но и разводили около них множество скота и домашней птицы, которые были помехой идущим этим путём. Стоило путникам проявить неосторожность и не бодрствовать, молясь Господу, как они сразу же сталкивались с этими животными, что приводило их к падению.

Мало того, жильцы домов ставили ещё и различные другие преграды и препятствия на пути, преследуя одну цель – во что бы то ни стало воспрепятствовать тем, кто твёрдо и бесповоротно решил пройти этот путь до конца. Было время, когда эти люди сами шли узким путём, но потом устали и остановились, решив, что могут быть вполне удовлетворёнными тем, чего они уже достигли. Таким образом, рядом с узким путём они построили себе дома, чтобы проводить в них спокойную и уютную жизнь, даже не подозревая при этом, что являются помехой для тех, которые имеют твёрдое намерение пройти этот путь до конца, до полной победы, даже если это и будет стоить им жизни! (мне приходит такая мысль, не являются ли этими домиками христианские деноминации, сама суть которых в том, что люди дошли до определенного уровня познания какой то истины, доктрины и учения, но остановившись на этом, живут в этой доктрине или истине, вместо того, чтобы жить в Господе, Который есть Истина, оплетая ее как бы целой религиозной инфраструктурой, не следуя дальше за Самим Учителем).

Продолжая свой путь дальше,

Продолжая свой путь дальше, Лидия опять вошла в лес, который был ещё больше и темнее, чем первый. Мрак был настолько густым, что она не могла видеть своей собственной руки. Вдруг ей показалось, что тропа, по которой она шла, как будто оборвалась. Мучительно вглядываясь во тьму, она обнаружила, что действительно стоит на распутьи многих дорог. Теперь ей нужно было решить, какую из них выбрать и по какой идти дальше.

Снова почувствовав свою беспомощность, она возопила к Богу: «Господь, помоги мне! Скажи, что я должна сейчас делать?» – и тут же вспомнила, что только что перед этим Господь сказал ей: «Дитя Моё! Иди только вперёд, не сворачивая ни направо, ни налево! Там, впереди, Я ожидаю тебя!» Утешившись этими словами, она стала просить: «О, Небесный Отец! Руководи теперь мною при выборе правильного пути! Прошу Тебя во имя Твоё помоги мне в этом по Твоей великой милости!» Так, с молитвой, направляемая неведомой рукой, она ступила на одну из дорог и, продолжая идти по ней, увидела, как много путников идёт по другим дорогам. Тут она заметила, что все другие пути вначале шли прямо и как бы в одном направлении, но по мере углубления в лес начинали заворачиваться, постепенно образуя собою большое кольцо.

Путники, шедшие по этим путям, попадали в замкнутый круг и, ходя по нему, не могли уже больше вырваться из темноты этого леса. (Таким образом, Лидии были показаны те христиане, которые в жизни своей и в служении Господу остаются постоянно на одном месте. Они не имеют духовного роста и из года в год, образно выражаясь, как бы «варятся в том же самом собственном соку». Им кажется, что они идут и идут, на самом же деле только ходят по кругу, ни на шаг не продвигаясь вперёд). Оставаясь во мраке, эти люди говорили между собой: «У нас есть всё, что нам нужно, поэтому мы должны быть довольны тем, что имеем!» Интересно и то, что, идя этими путями, люди очень много говорили. Каждый хотел высказать своё мнение, каждый спешил со своим советом, желая тем самым кому-то помочь, подобно тому, как матери, у которой заболел ребёнок, со всех сторон подаются советы: «Сделай это… Попробуй испытать то…» В этих наставлениях каждый старается превзойти другого, так что бедная мамаша в конце концов не знает уже, что же ей всё-таки предпринять.

Смутившись от этого доносившегося до неё многоголосья и круговорота советов, споров, понятий и мнений, Лидия испугалась и, молясь, начала взывать: «Господь! Научи меня, как здесь нужно поступить!» и тут же услышала в ответ: «Закрой уши свои руками, чтобы ничего не слышать! Сделайся глухой ко всем этим речам и не отводи взора от своей главной цели!» О, как ей стало радостно, когда она, послушав совета, оказалась снова в близости с Господом, Который вскоре вывел её из мрака этого дремучего леса.

Следующим её препятствием был оказавшийся перед ней невероятно крутой, каменистый подъём. Идти прямо было теперь невозможно и ей пришлось, согнувшись и цепляясь руками за камни, на коленях медленно и осторожно карабкаться вверх. Тропа становилась всё круче и круче. Сил требовалось всё больше и больше, так что порой, совсем обессилев, она лежала лицом на камнях.

Отдохнув немного

Отдохнув немного, она обхватывала руками и ногами следующий каменистый выступ и так со стоном, напрягаясь и подтягиваясь, преодолевала его. В эти минуты на лице умирающей отражалось невероятно тяжелое напряжение, достигавшее, казалось, наивысшего предела. Потом из ее потрескавшихся губ вырвался полный ужаса крик: «Это же проповедник!» – и снова какая-то мучительная борьба. Было такое чувство, что ещё немного, и силы её иссякнут окончательно. Нам, сидевшим у её постели, эти мгновения казались вечностью.

Вдруг лицо её просветлело, и до нашего слуха донеслись тихие восклицания: «О, Господь! Благодарю Тебя! Ты вырвал меня из рва погибельного, когда, казалось бы, уже не было никакой надежды! Иисус! Ты спас меня! У самой пропасти рука Твоя поддержала меня! У меня не было больше сил! Я потеряла всё мужество и надежду! Сейчас же от счастья и радости я готова лететь! О, как прекрасно теперь всё вокруг! Сколько света! Как чудесно всё цветёт и зеленеет!..» Пережитое было для Лидии великим чудом. Лицом к лицу она стояла перед невозможным, но в последнюю, отчаянную минуту на помощь пришёл Господь, и произошло чудо!

Однако это ещё не было концом

Однако это ещё не было концом. Видения продолжались дальше. Немного погодя она оказалась на очень опасном отрезке пути, который был гладким и скользким, как лёд. Любой неосторожный шаг мог привести к падению в обрыв и гибели. Здесь невозможно было пройти иначе, как только за Господом Иисусом, влагая свою стопу во след, оставленный Его ногой! И вот так, шаг за шагом… след в след… Когда нога Лидии ступала точно в след, оставленный ногой Иисуса, – скольжения не было, и она могла стоять твёрдо. Но как только её стопа попадала чуть-чуть в сторону, она тут же теряла равновесие и начинала скользить и падать.

Кроме того, на этом участке пути лежали, словно наточенные кем-то, острые камни. При наступании на них они как нож до крови резали ноги, поэтому и здесь была только одна возможность пройти – ставить свои стопы точно в след от стопы Иисуса, потому что там, куда ступала Его нога, камни разрушались. Эта тропа была усеяна также шипами, которые немилосердно впивались в тело, но, как только нога Иисуса проходила по ним, они тут же исчезали. Вот почему было так хорошо и легко идти следом за Господом и, влагая свои стопы в Его следы, избегать тем самым ненужных ран и повреждений. При таком совместном хождении человек не мог идти медленнее или быстрее, чем шёл Иисус. Бывали моменты, когда Христос вдруг останавливался и подолгу стоял на месте. Тогда идущий за ним должен был точно так же остановиться и стоять. Даже если человек явно спешил, желая скорее идти вперёд, он всё равно должен был терпеливо ждать до тех пор, пока Господь не сделает Свой следующий шаг.

По обеим сторонам тропы около самого её края, тут и там встречались большие, гладкие каменные глыбы, которые были большой опасностью для уставших путников. Измученные пережитыми одной за другой трудностями, они жаждали отдыха. «Нет, это уже сверх моих возможностей! Я просто не могу сейчас идти дальше! У меня нет больше сил! Мне необходим отдых!» – шептали их уста, а глаза искали место для покоя.

Вот тут-то их взгляд останавливался на какой-нибудь каменной глыбе, на которой было так хорошо вытянуться всем телом и спокойно заснуть. Но горе было тому путешественнику, который поддавался этому соблазну и, подойдя, пытался это осуществить. Каменная глыба, не закреплённая в земле, тут же сдвигалась со своего места и, катясь, обрушивалась под откос, увлекая за собой несчастную жертву в ту же самую страшную пропасть, в которой оборвалась надежда весельчака, находившегося на широком пути. Была только одна скала, способная принести путнику мир и покой, и это был Иисус Христос! Все другие кажущиеся прочными основания были только опасностью для идущих этим путём.

Наконец Лидия вышла на большую равнину. Далеко-далеко впереди, почти у самого горизонта, на возвышенности стоял прекрасный город. Поражённая его красотой, девушка остановилась, как вкопанная. В этот момент прямо перед ней совершенно неожиданно предстал Ангел в светлой одежде и, указав рукой на видневшийся вдали город, спросил:

– Видишь ли ты этот город?

– Да.

– Я хочу показать тебе сейчас, с каким прошлым туда невозможно войти.

В тот же момент

В тот же момент, каким-то необыкновенным образом Лидия получила возможность видеть жизнь самых различных людей. Сначала перед её взором предстал красивый дом, в котором находилась его хозяйка. Девушке дано было видеть, как эта женщина подошла к окну и, взглянув через тюлевую занавеску, увидела другую женщину, приближающуюся к её дому. «Ах, опять она идёт ко мне, – с досадой подумала она. – До чего же она мне надоела со всеми своими жалобами, нуждами и проблемами. Прямо-таки действует на нервы!..» Но вот раздался звонок, и хозяйка, надев на себя маску приветливости и доброжелательности, поспешила к двери. Распахнув её, она ласково защебетала: «Доброе утро, дорогая сестра! Как хорошо, что ты пришла! Ну как дела? Пожалуйста, проходи в комнату! Я так тебе рада!..»

«Видишь это! – сказал, обращаясь к Лидии, Ангел. – Знай, что с такой жизнью невозможно войти в небесный город, потому что для лицемеров там места нет!»
Бог обитает в любящих сердцах

После этого перед глазами девушки встала другая картина. Она увидела чёрный гроб и около него трёх человек, которые пытались других, подобных им пилигримов, уложить в этот гроб и захлопнуть над ними его крышку. Поясняя увиденное, ангел сказал Лидии: «Посмотри и запомни раз и навсегда. Никогда не осмеливайся какую-то душу уложить преждевременно в гроб, потому что среди христиан, к великому их стыду, нередко существует такой подход: если кто-то согрешил, то они торопятся его «списать» и побыстрее «похоронить», говоря: «Для него больше нет надежды!

Он слишком низко упал, и ему уже не может быть прощения!» Некоторые из таких судей только тем и заняты, что «списывают со счетов» других, определяя их участь. Ты же бойся этого, потому что гнев Божий горит на таковых! Господь всемогущ! Он силен и мёртвого воскресить к жизни новой! Если кто-то грешит, бойся злорадствовать и радоваться этому! Берегись также становиться ему судьёю! Не иди к другому и не говори ему о чужом грехе! Лучше склонись в горячей молитве за эту согрешающую душу! Встань за неё в пролом и борись с дьяволом, умоляя Небесного Пастыря найти и возвратить к Себе заблудшую овцу! Кто ты, чтобы решать чужую участь?! Как за тебя, так и за этого грешника пролил Иисус на Кресте Свою кровь. За него Он отдал последнюю её каплю!

Кто же ты, дерзающий сказать: «С ним всё кончено! Он умер для Бога! Для него больше нет никакой надежды!» Как можно осмелиться бросать такие слова в лицо Тому, Кто силен воскрешать мёртвых?! Молись, чтобы Господь привёл его к покаянию, и велико радуйся вместе с небесным сонмом ангелов, если согрешивший покается и вернётся к ногам своего Спасителя. Если же ты не будешь этого делать, то смотри, чтобы сам не подвергся той страшной участи, которую определил другому, и таким образом не понёс заслуженного возмездия за своё жестокосердие. Или ты забыл, что говорит таковым Слово Божие: «Суд без милости не оказавшему милости» (Посл. Иакова 2:13).

Следующим вразумлением для Лидии

Следующим вразумлением для Лидии послужило такое видение. Один мужчина, идя по узкому пути, потерял свою Библию. Некто остановил его и послал назад, сказав, что без путеводителя, которым является Священное Писание, он не сможет идти дальше. Лидии было ясно, что это иносказание является предостережением каждому христианину, который пренебрегает чтением и изучением Библии, что в глазах Господа является легкомыслием и духовной леностью, ведущей к потере всеоружия Божьего.

После встречи с ангелом Лидия продолжала свой путь дальше и вскоре натолкнулась на новое препятствие. Прямо перед ней, преграждая ей путь, были натянуты параллельно друг другу две проволоки. Для путника не оставалось при этом никакой другой возможности, как только, склонившись на колени, лечь на землю и, тесно прижавшись к ней, проползти под нижней проволокой. Однако такой шаг для многих, идущих узким путём, был невероятно тяжёлым. Одни неспособны были склониться, другие имели болезни суставов ног, наподобие артрита, поэтому при малейшей попытке согнуться начинали кричать от боли.

Ведь вы же знаете, как бывает с больным человеком. Порой он начинает кричать ещё до того, как к нему прикоснёшься! Прямо-таки не дотронься, – до того он становится чувствительным! (Надеюсь, вы понимаете, друзья, какая болезненная «чувствительность» в духовной жизни здесь имеется в виду. Вам, наверное, тоже встречались такие христиане, которым невозможно ничего сказать. Чуть что – и уже обида! Уже ему, видите ли, причинили боль! Уже его, бедного, поранили!) Некоторые путники были настолько высокими и толстыми, что не могли согнуться, или при попытке сделать это как бы надламывались в пояснице, падали на землю и не могли больше подняться. Причина этого заключалась в том, что они были слишком большими и чересчур высокими.

(Бывает ведь так, что христиане неимоверно вырастают в своих собственных глазах, поддерживаемые в этом мнениями других). Среди оказавшихся перед данным препятствием находились и такие, которые говорили: «О, для того, чтобы это преодолеть, надо быть в нужной «форме»! Так что необходимо упражняться!» (К сожалению, они не понимали того, что упражняться им надо было раньше, а не теперь, когда уже слишком поздно). Многие из них всё же пытались пролезть под натянутой проволокой, однако им удавалось просунуть под неё только голову, тело же – не проходило. Так что, хоть голова и оказывалась впереди, туловище всё же застревало, и человек, как бы защемлённый, оставался на месте. Вместе с головой проходил, конечно, и язык, но, увы, дальше этого дело не продвигалось. Итак, существовала только одна возможность пройти этот отрезок пути – глубоко смирившись, склониться низко-низко и, прижавшись к земле лицом и всем телом, проползти под преградой. Именно так поступила и Лидия.

Вскоре после этого она подошла к необычной контрольной станции, где пилигримы проходили последние решающие проверки перед входом в Небесную обитель. Станция была окружена довольно высокой стеной, и единственным входом туда была дверь большого дома, соединённого со стеною. Подходившие путники выстраивались один за другим у двери, образуя длинную очередь. Некоторые из них вовсе не желали долго ждать и пытались перелезть через стену или найти в ней какую-нибудь другую дверь или лазейку. Однако это им не удавалось, так что и они в конце концов должны были пристроиться к очереди, чтобы пройти через дверь контрольного дома.

Интересно, что дверь эта была тоже особенная

Интересно, что дверь эта была тоже особенная. Она имела определённую высоту, и если входивший человек оказывался слишком высоким и пытался согнуться, чтобы пройти через неё, он не мог этого сделать, потому что его шея больше не сгибалась. В то же самое время, если к двери подходил человек, имеющий слишком малый рост, не соответствующий высоте двери, то он тоже не мог пройти через неё, чтобы попасть внутрь. (Надеюсь, дорогие друзья, что вы способны понять ту духовную истину, которая подразумевается под этим. Если же нет, тогда возьмите в руки Библию и прочитайте хотя бы одно место Писания: «Если кто приложит что… и если кто отнимет что от слов книги пророчества сего, у того отнимет Бог участие во святом граде…» (Откров. 22:18-19). Для христианина существует определённая высота и определённый духовный стандарт, определяемый Словом Божиим, и его можно без труда понять, прочитав, к примеру, хотя бы Послание к Ефесянам).

Если кому-то из странников удавалось всё же пройти через эту дверь и он оказывался внутри дома, то, к своему удивлению, находил там врачей, медицинских сестёр и судей, которые очень серьёзно и скрупулёзно выполняли свою работу. Они подходили к людям совершенно одинаково, не взирая на лица. В счёт не брались ни познания, ни должности, ни прежнее положение, ни какие-либо другие былые заслуги. Для них не имело также значения, имел ли человек когда-то богатство (неважно, было ли оно плотским или духовным) или являлся совсем бедным, был ли он пастором, проповедником, или обыкновенным рядовым членом церкви. Каждый без исключения должен был пройти этот строгий врачебный контроль, при котором не упускалась из виду ни одна мелочь.

Первым, что подвергалось тщательной проверке, были глаза человека. Определялось, здоровые они или поражены какой-то болезнью, например: завистливое око, похоть очей, духовная слепота и т. д. (Марка 7:22, 1-е Иоанна 2:16, Иоанна 12:40). После этого проверялся язык и уста, в сопоставлении с тем, что говорит о них Священное Писание (Пр. 6:16-17, Посл. Иакова 1:26, 1-е Иоанна 3:17-18, 1-е Петра 3:10). Горе было тому человеку, состояние которого находили нездоровым! Потом внимательно осматривались руки – чисты ли они, не имеют ли на себе каких-нибудь грязных отпечатков (1-е Тимоф. 2:8, Исаии 1:15, 59:3). Затем очередь доходила до сердца, и здесь врачи были особенно придирчивы и внимательны (Притчи 6:14,18; 16:5; Матф. 5:8, 28; Луки 21:34; Иак. 4:8; Римл. 1:21,24).

Одновременно с этим бралась на исследование кровь

Одновременно с этим бралась на исследование кровь. Ведь вы же знаете, что существует много заболеваний крови. Есть они, конечно, и у христиан. Я имею в виду те духовные болезни, которые находятся прямо-таки в крови. Взять хотя бы похоть плоти и чуть ли не с рожденья проявляющийся гнев. (Евр. 12:4). После крови начиналось обследование почек и внутренностей (Откр. 2:23). И если в результате осмотра человека не находили здоровым, то выносилось решение, что он не может взойти на вершину горы Господней для получения милости и благословения Божьего. Тот же, кто сумел пройти эту проверку и был признан годным для восхождения, посылался на огромное спортивное поле, где находились длинные беговые дорожки.

Так и Лидии, успешно прошедшей через все проверки и оказавшейся на спортивной площадке, было сказано: «А теперь беги! Но беги не так, чтобы просто достигнуть цели, но чтобы придти первой и получить награду!» (1-е Коринф. 9:24, 2-е Тимоф. 2:5). Кто не способен был бежать, прилагая при этом все силы, тот не мог продолжать свой путь дальше. Те же, которые получали награду, могли подняться на вершину горы Господней и там, на святом месте, представ пред Величием Божьим, получить благословение и милость. Только таковые могли быть причислены к роду «ищущих Его, ищущих лица Бога Иакова» (Псалом 23:3,5,6).

По милости Божией Лидии удалось выдержать и этот экзамен. Однако на этом ещё не заканчивались проверки главного проверочного пункта. Перед контрольной комиссией, председателем которой был Некто, одетый в длинную белую одежду и опоясанный золотым поясом (Откр. 1:13), предстали люди самых различных профессий и занятий: религиозные деятели и богословы, учителя, врачи, судьи, военнослужащие, торговцы, руководители предприятий и простые рабочие. В свете вечности и в свете правосудия Божьего были открыты все их дела и поступки, совершённые ими в работе или служении. Первым был приглашён пастор одной церкви. В ту же минуту перед ним предстала община в полном её составе, а также все люди, которым он в течение своей жизни говорил что-нибудь о Боге.

И вот этому пастору было сказано: «А теперь проповедуй!» Когда он, повинуясь, начал свою проповедь, была открыта Книга, по которой сверялось то, что он говорил. Если пастор говорил что-то, чего не было в этой книге, или что-либо, что не совпадало с написанным в ней, то сразу же делалась пометка «неверно». Мало того, производилась ещё проверка того, совпадала ли его собственная жизнь с тем, что он проповедовал. Проводилось также сравнение слов его наставлений, которые он говорил другим, с его жизнью и поведением в семье, дома и на работе.

После того, как был проверен пастор

После того, как был проверен пастор, свет Божий перешёл и осветил общину, так что стало хорошо видно всё тайное и сокровенное каждого её члена. Обнаружились упрятанные грехи, открылись тайные мысли и намерения, видны стали даже реакции христиан на то или другое. Мысли человека и всё, что сокрыто от телесного глаза, можно было теперь читать на его груди, как в открытой книге. Например, один сидел на собрании, а мысли его гуляли где-то далеко-далеко от этого места. Другой, нервно поглядывая на часы, с досадой говорил про себя: «И когда только он кончит, наконец, свою проповедь! Время уже заканчивать собрание!» Третий, слыша обличительные слова проповедника, в сердце своём возмущался и протестовал: “Нет! Я не могу этого слышать! Чего он от нас хочет! Это уж чересчур!» Четвёртый, сидя в задних рядах, во время проповеди «клевал носом» и, опуская голову всё ниже и ниже, буквально засыпал. Всё происходившее заносилось в открытую Книгу, которая станет решающим документом в день суда, когда каждому нужно будет дать отчёт.

Затем перед комиссией стали проходить люди различных профессий. Учителя должны были отчитаться в том, не злоупотребляли ли они своим авторитетом, чтобы воздействовать неверно на души учеников. С врачей было спрошено, были ли они действительно милосердны, отзывчивы и благородны в своём труде, делали ли всё, что было в их силах, по отношению к своим пациентам. Все приговоры и заключения земных судей были взяты под лупу, чтобы проверить, не преступали ли они свои права и не судили ли людей превратно. Если приговор какого-нибудь судьи не оказывался справедливым в свете вечности, тогда этого человека отводили в сторону. Когда же настала очередь предстать продавцам, торговцам и различным рабочим, то открылось невероятно много лжи, нечестности, большого и «маленького» обмана! Вышли на свет недобросовестность, лень, множество случаев крупного и мелкого воровства, а также самых различных ухищрений! От света вечности убежать было невозможно!

Что случилось с теми людьми, которые не прошли контрольных проверок, Лидии не дано было знать. Возможно только в вечности нам станет это известно. Но самое ужасное, что всё это были те, которые уже много прошли по узкому пути, как и Лидия, преодолев трудности и преграды. Не правда ли, есть о чём тут задуматься и даже, возможно, кое-что в корне пересмотреть?

Итак, трудности, испытания и последние проверки главной контрольной станции остались позади. Лидия приближалась к цели. Внезапно перед её взором предстала группа людей, одетых в белые одежды. Держась за руки, они приближались к ней. Их предводитель выделялся изо всех своим необычайно светлым, блистающим одеянием. В одной руке он держал книгу. Все остальные следовали за ним смело и решительно, как солдаты. Заданием этой группы было – собирать вместе тех, кто успешно прошёл через все испытания. Никого не принуждая, эти светлые существа громко взывали: «Кто хочет идти вместе с нами?»

Лидия пристроилась последней

Лидия пристроилась последней к их ряду и последовала за ними. Пройдя немного, они остановились в прекраснейшем месте. Предводитель призвал всех к молитве. Каждый должен был принести пред Господом свои желания и просьбы. Лидия заметила, что в своих молитвах никто не думал больше о земных вещах. Все желания устремлены были вперёд, а сердца преисполнены только тем, что угодно было Господу. Взывая к Небесному Отцу, Лидия умоляла: «Господь, даруй, чтобы я оказалась верной в том, что Ты определил для меня, и чтобы я слово в слово могла передать всё, что Ты мне поручишь! «Девушка сама не понимала того, о чём она просила, сознавая лишь, что эти слова являются отражением не ведомой ей Высшей Воли. Во время её молитвы предводитель записывал всё в свою книгу.

Среди этой группы Лидия узнала двоих, принадлежащих к её племени. Однако этот акт узнавания происходил у неё каким-то необычным для неё образом. Она знала, что эти люди, как и она, относятся к племени зулу, и что они ей знакомы, но их лица были так преображены, что она не могла определить, кто же это. Всё это трудно объяснить словами, но всё пережитое Лидией ясно показывает, что кроме привычной нам земной формы жизни существует ещё и другая, совершенно новая и непостижимая человеческому уму форма существования и взаимного общения.

По мере приближения к Небесному Граду Лидии открывались одна за другой следующие бесценные истины, которые для нас с вами могут стать хорошими уроками. Так, к примеру, ей было сказано:

– Сейчас ты вступишь в город, куда не способен войти ни один человек с непрощёнными грехами.

– В этом городе все живут в совершенной гармонии, величая и славя одного Иисуса.

– Там могут жить только те, которые были верными Иисусу, никогда и ни в чём от Него не отрекаясь.

– Сюда не может быть допущен тот, кто, живя на земле, говорил о грехах другого, осуждая его, и впоследствии так и не раскаялся в этом.

– Кто хочет войти в Небесный Град, тот в земной жизни своей должен согласиться с Божьим определением.

– Кто хочет переступить порог рая, тот должен на земле признать над собой волю Божию. Если Господь по какой-то причине отклоняет его желание, то он также с готовностью должен отвергнуть его; и если Господь что-то благословляет, тогда и он должен благословить.

– Никакой лицемер и никакой высокомерный не может войти в Небесный Град Царя и Бога.

Хотя Лидия кроме этого слышала ещё многое, она не могла впоследствии всего вспомнить; однако и того, что она рассказала уже довольно, чтобы невольно задаться вопросом, поставленным нам с вами в Откровении 6:17: «Кто может устоять, когда придёт великий день гнева Господня?»

Между тем Лидия подошла к цели

Между тем Лидия подошла к цели. Ангел в блистающей одежде стоял у входа в рай и протягивал навстречу к ней руки. В этот момент друзья, собравшиеся у постели умирающей, услышали её возглас: «Там стоит Ангел! Он приглашает меня войти! Вы его не видите?.. Но он всё-таки стоит…» – Это были её последние слова. После этого она закрыла глаза и умолкла. Дыхание прекратилось. Пульс больше не прощупывался. Губы и кончики пальцев стали синеть. Лидия была мертва. Время её смерти было – 8 апреля 1973 года, 3 часа дня. Друзья, склонившиеся на колени у её постели, плакали и молились. Разумеется, они не просили о её воскресении. Об этом в тот час они даже не думали. Молясь, они говорили только: «О, Господь! Она была для нас большой помощью! Кто заполнит теперь этот пролом?!..»

Родственница Лидии принесла похоронные одежды. Тело умершей было омыто и приготовлено к погребению. Похороны должны были состояться на следующее утро. К вечеру все разошлись, однако в комнате, где лежала Лидия, продолжал гореть свет, потому что одна чёрная женщина из наших сотрудниц пожелала остаться до утра у тела покойной. Была глубокая ночь, когда произошло это чудо. Лидия вдруг зашевелилась в постели, потом приподнялась и села. «Как здесь темно! – произнесла она, недоумённо оглядываясь вокруг. – Как всё нечисто и мрачно! До чего же грязные стены!» (Как она позднее пояснила нам, после возвращения на землю всё ей казалось тёмным и грязным по сравнению с тем, что она видела в раю).

Обратившись к сотруднице, Лидия попросила дать ей пить и есть. (И это после того, как она в течение последних 10-15 дней болезни ничего уже не могла взять в рот). Съев поданную ей пищу и выпив чашку чая, она встала с постели и прошлась по комнате. О, какое это было для неё радостное чувство, когда после долгого пребывания в постели она снова смогла ходить. Силы быстро вернулись к ней. Телесные страдания больше её не мучили. Она чувствовала себя совершенно здоровой.

А теперь хочу вернуться немного назад и словами Лидии передать вам то, что она нам потом рассказала. В тот момент, когда Ангел, простёрши навстречу руки, принял её, она ощутила в теле своём какой-то толчок. Это душа покинула земное тело. В раю первым, Кого она увидела, был Сам Иисус, Который приветствовал её. Лидия видела множество людей в светлых блистающих одеждах. Точно такое же одеяние получила и она. Небесный Город был наполнен чудным, неописуемым светом, хотя ни солнца, ни какого-либо другого его источника не было. Иисус Сам был светом, который проникал всё и открывал то, что для обычного человеческого глаза является сокрытым.

Свет, исходящий от Иисуса, был непреходящим, поэтому там не было больше ночи. Не было также ни жары и ни холода. Люди, окружавшие Лидию, были собраны из всех стран земли с самыми различными языками; теперь же они отлично понимали друг друга, говоря на едином, красиво звучащем наречии, которое понимал каждый вступивший в этот город. Здесь не существовало больше рас и цветов кожи, не было различных взглядов и мнений. Все были едины. Неописуемая гармония царила вокруг. Небесный мир соединял всех в одно целое. Среди небесных обитателей не было уже деления на мужчин и женщин. Все были одного пола. Это была новая, совершенно неведомая форма жизни, которую Лидия не могла описать словами и о которой Господь, будучи на земле, сказал так: «Ибо в воскресении не женятся и не выходят замуж, но пребывают, как ангелы Божии на небесах» (Ев. Матф. 22:30).

Население Небесного Города жило в прекрасных

Население Небесного Города жило в прекрасных, не поддающихся описанию домах и жилищах, что невольно напоминает нам лова Иисуса: «В доме Отца Моего обителей много…» (Ев. Иоанна 14:2). В центре города находился огромный зал с прекраснейшим троном. На нём, во всём великолепии славы Своей и величия, восседал Агнец Божий Иисус Христос. «Лицо Иисуса сияет настолько ослепительно, – рассказывала нам Лидия, – что на Него невозможно прямо смотреть! Все мы, опустив глаза, низко клонились перед Ним, восклицая: «Свят, свят, свят Господь Саваоф! Вся земля полна славы Его!» (Исаии 6:3). Всё наполнилось чудесным пением хора небожителей. На земле нет таких слов, которыми возможно было бы описать небесное!»

После пения Иисус стал подзывать к Себе каждого небесного жителя, давая ему три плода, по виду напоминающие виноградные ягоды. Такие же плоды получила и Лидия. Съев их, она почувствовала в себе небывалый приток сил.

Среди жителей Небесного Города царила совершенная любовь. Каждый относился к другому с великим почитанием. К детям было такое же отношение, как и к взрослым. Люди не говорили одновременно. Не было шума и суеты. Всюду царил мир и божественный покой. Мысли и стремления всех были направлены к трону. Каждый старался внимать тому, что говорил Иисус. Никто уже не шёл своим собственным путём. Глаза всех жителей были устремлены к Сидящему на престоле. Слава Его была так велика, что всё, происходившее с ними когда-то на земле, было забыто. Слезам, горю, печали, страданиям и скорбям – не было больше места.

Вдруг Господь подозвал к Себе Лидию и сказал: «Твои друзья на земле плачут по тебе. Я хочу возвратить тебя к ним». В ответ на это Лидия не проявила ни малейшего противления Божьей воле, хотя ей, безусловно, было очень хорошо в раю. Будучи готовой исполнить всё, чего желает Иисус, она просила только об одном: «Господь! Если мне надлежит снова быть на земле, то умоляю Тебя, не допусти, чтобы между Тобою и мной встало что-то разделяющее. И если даже самый маленький грех войдёт в моё сердце и мою жизнь, тогда по милости Своей сразу же укажи мне на него, чтобы я могла немедленно привести это в порядок. Даруй, чтобы и на земле я была так же связана с Тобой, как и сейчас здесь, на небе».

Прежде чем Лидия покинула Небесный Город, Господь показал ей большой шар и сказал: «Люди, живущие на земле, думают, что они могут что-то утаить от Меня или спрятать. Посмотри-ка внутрь этого шара!» Когда Лидия сделала это, то увидела перед собой всю землю. Множество людей, подобно крошечным муравьям, бегали туда и сюда. Они кусали друг друга, ругались, ссорились и дрались. Они завидовали, ненавидели, клеветали и обманывали друг друга. О, как старались они там, на земле, это скрыть и упрятать! Однако ничто не могло укрыться от глаз Небесного Наблюдателя, подтверждая тем самым слова Священного Писания: «Но есть на небесах Бог, открывающий тайны… Он открывает глубокое и сокровенное, знает, что во мраке, и свет обитает с Ним» (Кн. Даниила 2:22,28); а также: «…нет ничего сокровенного, что не открылось бы, и тайного, что не было бы узнано» (Матф. 10:26).

Когда я в первый раз слушал этот рассказ Лидии, то невольно спросил её: «Скажи, не была ли ты разочарована и опечалена, когда услышала, что Господь хочет снова возвратить тебя на землю?» «Разочарована?! – удивлённо переспросила она. – Опечалена?!.. Но как же может такое быть? Узнать волю Божию и исполнить её – ведь это же само небо! Это величайшее преимущество и самая большая радость!..»

Дорогие друзья! Господь Иисус говорит ко всем нам, и эти слова звучат для нас как Его повеление: «Входите тесными вратами! Идите узким путём!» Спасти нас и даровать нам вечную жизнь – таковой является для нас воля Божия, и если мы не исполняем её, то осуждаем сами себя на вечную смерть и непрекращающиеся мучения.

Так давайте же раз и навсегда изберём для себя узкий путь! Только не будем забывать, что данный путь является путём очищения! Это путь борьбы и победы над грехом! Идя по нему, недопустимо смешивать христианство с делами мира, иначе с нами может случиться то же, что произошло с человеком, показанным Лидии, который также шёл узким путём. Он смешал вместе муку и сахар, но когда Господь повелел ему отделить одно от другого, – он не смог этого сделать. Мы, люди, склонны сочетать христианство со многим, что нам нравится, но Бог этого не терпит! Путь следования за Господом – это узкий путь, и прежде чем встать на него, необходимо пройти через тесные врата, оставив за ними всё, что может соединять нас с миром.

Слово Божие не зря говорит нам, что «тесны врата и узок путь, ведущие в жизнь, и немногие находят их» (Ев. Матф. 7:14). Да… Поистине не многие находят их! Раздвоенные души и половинчатые сердца не могут найти их! Легкомысленные и поверхностные в своём христианстве также не способны их найти! Лишь те, которые всем сердцем, не считаясь ни с чем, ищут этот путь истины, – найдут его! Ах, как легко мы можем говорить: «Мы – дети Божии! Мы все однажды встретимся у ног Христа!» Да, так думаем мы, будучи совершенно убеждёнными в истинности этого. Но давайте-ка посмотрим, что говорит на это Господь. В 23-ем Псалме, 3-ем стихе Он задаёт нам всем и каждому в отдельности странно звучащий для человеческого разумения вопрос: «Кто взойдёт на гору Господню, или кто станет на святом месте Его?»

Это короткое слово «кто», приведённое в единственном числе, даёт нам возможность понять, что таковыми будут немногие. О, даровал бы Господь, чтобы в нашей христианской жизни мы смогли найти эти тесные врата и узкий путь, ведущий в жизнь вечную, и, найдя, оставаться на нём до конца. «Побеждающий облечётся в белые одежды… и … побеждающему дам сесть со Мною на престоле Моём» – говорит Господь в Откровении 3:12,21.

Дорогие друзья! Говоря об этом, я сознаю, что за каждое слово, сказанное вам, мне придётся однажды дать отчёт.

Исходя из этого,

Исходя из этого, вы, наверное, сможете теперь понять, почему я говорю так, как говорю. Я должен сказать вам правду, какой бы трудной и горькой она ни была. Я же должен быть верен в том, для чего призвал меня Господь. Знаю, что придёт день, когда я должен буду явиться пред Судьёю всех судей, Который скажет мне: «Эрло, был ли ты верным?
Категория: Свидетельства | Просмотров: 670 | Добавил: Ираида | Теги: узкий путь | Рейтинг: 5.0/8
Всего комментариев: 3
avatar
0
3 евангелие • 13:45, 24.10.2015 3
В прошлом веке я встречался с Лидией Дюбе на конфе в Волгограде... и исповедовался. Действительно чудесно, как на инкаунтере.
avatar
1
1 КСЮША • 18:49, 02.06.2015 1
Вы не представляете ..на сколько задело меня это свидетельство!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
avatar
0
2 Ираида • 03:56, 03.06.2015 2
Меня тоже!
Похожие материалы: Новые материалы:
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Май 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031


ИЗЛИЯНИЕ.ru - Сайт для горячих христан © 2008-2016